четверг, 8 февраля 2018 г.

"Под тенью чьей потомство воспиталось..."

Начнем с каверзного вопроса.
Как вы думаете, что общего между китовой акулой, поэмой А. С. Пушкина «Полтава» и французскими железными дорогами? На первый взгляд, ничего. Однако кое-что объединяющее у них я всё-таки нашла, чем и поделюсь сегодня с вами. Но самое главное, что это общее имеет непосредственное отношение к одному всемирно известному писателю, юбилей которого отмечается в феврале нынешнего года.

Итак…


…мы отправляемся в 1828-ой год.

Те, кто постоянно читает мой блог, припомнят, что подобную форму литературно-исторических путешествий во времени я уже использовала дважды, рассказывая о годах, в которые родились А. П. Чехов и М. А. Булгаков. Если интересно, можно перейти по приведенным в конце поста ссылкам. Обещаю, узнаете много увлекательного. По крайней мере мне понравилось таким образом узнавать о прошлом, сопоставляя события и факты.
В этот раз тоже нашлось нечто любопытное.

Так вот, 1828-ой год.
Именно тогда Пушкиным создана поэма «Полтава», биологами впервые описана китовая акула и проложены первые железнодорожные пути во Франции. Разумеется, этот год был богат и на другие события, и о некоторых из них обязательно вспомним тоже, но главное из-за чего мы собрались сегодня – это чествование выдающегося французского писателя, классика приключенческой литературы – Жюля Верна, появившегося на свет 8 февраля 1828 года, а значит, исполнилось ему – страшно сказать! – 190 лет.

Несмотря на такую солидную дистанцию читатели как много лет назад любили, так и до сих пор любят книги Жюля Верна. В чем секрет писателя?
Его произведения всегда полны захватывающих приключений и удивительных событий. Они учат добру, мужеству и благородству, в них говорится о беззаветной дружбе и самоотверженной любви. Среди многочисленных персонажей книг Верна найдутся ученые, изобретатели, путешественники, моряки, а зачастую в них совмещаются многие способности и умения. Лучшие из его героев – романтики, люди с отважными сердцами, люди, окрыленные мечтой и стремящиеся к познанию, к цели, к победе наперекор любым возникающим на их пути трудностям. Как не полюбить этот прекрасный чистый мир, созданный фантазией автора! Пусть что-то в нём сегодня выглядит устаревшим и наивным, но нельзя не признать большой воспитательный потенциал, заложенный в творчестве Ж. Верна. Эти книги – настоящее сокровище на книжной полке подрастающего поколения!
Вызывает уважение и тот факт, что писатель в своих приключенческих и научно-фантастических произведениях сделал множество предсказаний и пророчеств, которые в будущем сбылись.

И вот, когда я поинтересовалась, какие еще известные личности родились в 1828 году, какие тогда случились события, результат оказался таков, что невольно подумалось: может быть там что-то особенное в воздухе было разлито в тот год? Слишком уж много перекличек и совпадений попадается в книгах выдающегося французского писателя.
Судите сами, обращая внимание на подчеркиваемые мной существенные детали.

10 января в России на свет появился легендарный черноморский матрос Кошка – Пётр Маркович Кошка (1828—1882) – герой обороны Севастополя (1854-1855). Он не раз появлялся на страницах литературных произведений, а его подвиги до сих пор вызывают восхищение.
Вот один из них.

На батарее капитан-лейтенанта Перекомского, куда попал Кошка в начале осады, известно было о нем только то, что он любил выпить, а под хорошую закуску сколько угодно, но никто и не подозревал в этом неказистом с виду матросе такого удальца, каким он проявил себя вдруг, когда убили в одной из первых вылазок бывшего рядом с ним его товарища, а на другой день его тело враги выставили с наружной стороны бруствера, подперев, чтобы держалось стоя.
Потемнел Кошка, когда разглядел тело старинного товарища, выставленное точно на позор.
- Дозвольте сходить его выручить; ваше всокбродь! обратился он к Перекомскому.
Тот удивился, не понял даже.
- Как это так сходить выручить? С ума сошел, что ли? Того убили в деле, а тебе захотелось, чтоб тебя ухлопали попусту?!
- Не ухлопают авось, ваше всокбродь! Дозвольте сходить ведь глум над хорошим матросом производят…
- Он уже не матрос теперь, а бездыханное тело: какой же для бездыханного может быть глум?.. Впрочем, я доложу, пожалуй, начальнику отделения. Если он разрешит, то это уж будет его дело, а я считаю такой риск совершенно лишним.
Однако начальник 3-го отделения оборонительной линии, контр-адмирал Панфилов, совершенно неожиданно для Перекомского посмотрел на это иначе.
Он согласился с Кошкой, что глумление над трупом павшего бойца надобно прекратить, только спросил Кошку, как же именно думает он выкрасть труп.
- Так что подползу до него ночью, а потом тем же ходом с ним обратно, ваше превосходительство…
(Сергеев-Ценский С. Н. Севастопольская страда. Часть 4. Глава 5. Две вылазки)

Как именно выполнил свое обещание Кошка, можно прочитать далее у Сергеева-Ценского. Излишне говорить, что дерзкая вылазка увенчалась успехом, хотя, поверьте, это был один из труднейших дней в жизни героя-матроса.

Итак, простой, но благородный герой, каких у Жюля Верна не сосчитать, есть.

1 февраля также в России родился изобретатель Николай Афанасьевич Телешов (Телешев, Nicolas de Telescheff) (1828-1895). Его имя прославлено тем, что это автор первого в России проекта самолёта, и автор одного из первых в мире проектов реактивного самолёта.

- К тому же, – продолжал Робур,на воздушных шарах, как бы вы их ни усовершенствовали, вам никогда не достигнуть сколько-нибудь значительной скорости. Вы убьете десять лет на воздушное путешествие вокруг света, – а летательная машина совершит его за восемь дней.
Новые протестующие возгласы и крики длились целых три минуты; затем слово взял Фил Эванс.
- Господин авиатор, – сказал он, – вы только что красноречиво расхваливали преимущества авиации, а сами-то вы когда-нибудь летали?
- Еще бы!
- И завоевали воздух?
- Быть может, милостивый государь!
- Ура Робуру-Завоевателю, – послышался чей-то иронический возглас.
- Робур-Завоеватель? Что ж, я принимаю это имя и с полным правом стану носить его!
(Жюль Верн. Робур-Завоеватель)

Как видите, и изобретатель летательных аппаратов тяжелее воздуха тоже нашелся.

12 марта в Англии пустился в путь в большой мир Бенджамин Ли Смит (Benjamin Leigh Smith) (1828-1913) – будущий путешественник, которому через сорок с небольшим лет (1871) будет суждено отправиться на Шпицберген. В 1880 году он пытался достигнуть берега восточной Гренландии. И хотя план в тот раз не осуществился, но зато к западу от Земли Франца-Иосифа экспедиция открыла множество островов. Ничто не в силах было остановить Смита. Уже в следующем, 1881 году, он вновь пытается покорить суровую северную землю. Получилось ли? С одной стороны, да. Цели своей мореплаватель достиг. С другой стороны, заплатил за это потерей корабля. Из-за этого Бенджамину пришлось перезимовать на Земле Франца-Иосифа, и лишь через год он вернулся на Новую Землю на шлюпках. Кстати, затонувшее судно экспедиции было обнаружено учеными только в 2017 году.

Как видите, и путешественник, и мореплаватель есть среди рожденных в 1828-ом году.

- Господа, – сказал капитан своим характерным, мягким и вместе с тем повелительным голосом, – вам известно, что я решил достигнуть полюса. Я хотел бы знать ваше мнение. Что вы думаете об этом. Шандон?
- Мне нечего думать, капитан, – холодно ответил Шандон, – мое дело повиноваться.
Казалось, этот ответ ничуть не удивил Гаттераса.
- Прошу вас, Ричард Шандон, – все тем же холодным тоном продолжал капитан, – высказаться относительно шансов, какие мы имеем на успех.
- За меня ответят факты, капитан, – отвечал Шандон. – Все попытки такого рода до сих пор оказывались неудачными. Желаю, чтобы мы были счастливее.
- И мы будем счастливее. Как ваше мнение, господа?
- Что до меня, – ответил доктор, – то я считаю, что ваше намерение, капитан, вполне осуществимо. Несомненно, когда-нибудь мореплаватели достигнут полюса, и я не вижу, почему бы этого не сделать именно нам!
(Жюль Верн. Путешествие и приключения капитана Гаттераса)

Среди новорожденных-1828 оказались и те, кому вместе с Жюлем Верном суждено было пополнить писательский цех. Некоторым из них, что любопытно, тоже была присуща способность к пророчеству.

20 марта осчастливил мир своим появлением Генрик Ибсен (Henrik Ibsen) (1828-1906), классик норвежской литературы, драматург, поэт, публицист. Наиболее известен он как автор пьес «Пер Гюнт», «Кукольный дом», «Гедда Габлер», «Строитель Сольнес» и др.
Ибсен пристально наблюдал за тем, как живут, к чему стремятся, как строят отношения его современники, и отражал мысли на этот счет в своих пьесах, пытаясь обратить на проблемы внимание читателей и зрителей, чтобы предостеречь, предвосхитить развитие тревожащих его явлений. Драматурга называли пророком, потому что ему удалось верно почувствовать некоторые тенденции будущего XX века. Сейчас-то мы знаем, каким трагичным был этот век!..

В прежнее время Ибсен был бы пророком, и это чистая случайность, что он писатель. В каком-то уединении, как древний отшельник, он мучится, обдумывает, трудится, добывает для себя истину, и потом является в мир и говорит:
- Я хочу вас спасти. Я принес вам скрижаль завета. Идите за мной».
Другие писатели пишут в угоду моде, по личному настроению, сегодня так, завтра иначе, увлекаются, противоречат себе, торопятся, у Ибсена во всех книгах ни одного противоречия, никаких отклонений с пути, он пророк, одержимый, у него «королевская идея», и он не развлекать хочет нас, а спасать.
(Корней Чуковский. Чему учит Ибсен)

А 24 июля в Саратове, в семье священника родился будущий литературный критик, писатель, публицист, философ Николай Гаврилович Чернышевский (1828-1889).
Здесь уместно будет подчеркнуть тот факт, что и Чернышевский в свое время показал мастер-класс по предсказаниям. В снах Веры Павловны, героини романа «Что делать?» (1862), автор воплотил свои идеи о будущем человечества.

"Попробуй подвинуть это кресло", – говорит старшая царица. Эта металлическая мебель легче нашей ореховой. Но что ж это за металл? Ах, знаю теперь, Саша показывал мне такую дощечку, она была легка, как стекло, и теперь уж есть такие серьги, брошки, да, Саша говорил, что, рано или поздно, алюминий заменит собою дерево, может быть, и камень. Но как же всё это богато! Везде алюминий и алюминий, и все промежутки окон одеты огромными зеркалами. И какие ковры на полу! Вот в этом зале половина пола открыта, тут и видно, что он из алюминия. "Ты видишь, тут он матовый, чтобы не был слишком скользок, – тут играют дети, а вместе с ними и большие; вот и в этом зале пол тоже без ковров, – для танцев". И повсюду южные деревья и цветы; весь дом – громадный зимний сад.
(Н. Г. Чернышевский. Что делать? Четвертый сон Веры Павловны)

И в самом деле, популярность алюминия через много лет, к середине XX века, определенно возросла и достигла предсказанного «расцвета».

Нельзя не упомянуть и еще об одном писателе, являющемся абсолютным гением не только русской, но и мировой литературы и культуры.
9 сентября в мир пришел граф Лев Николаевич Толстой (1828-1910), писатель, философ, педагог. Конечно, разговор о нём сегодня будет предельно лаконичным. Отложим пение дифирамбов на сентябрь, поближе к его юбилею, но здесь подчеркнем стремление русского гения к ненасилию, добру, совершенствованию, познанию, а также его веру в человеческий разум. Этим Лев Николаевич входит в абсолютное созвучие с литературным идеалом Жюля Верна.
Толстой внес вклад в сферу педагогики, разрабатывая собственные методы обучения и воспитания детей. Гуманизм идей писателя и гуманизм книг его французского коллеги никак не противоречат друг другу.
В этом же, «жюльверновском» духе видятся и приведенные ниже высказывания Л. Н. Толстого.
В мечте есть сторона, которая лучше действительности; в действительности есть сторона лучше мечты. Полное счастье было бы соединение того и другого.

Дело не в том чтобы знать много, а в том, чтобы знать из всего того, что можно знать, самое нужное.

Знания – орудие, а не цель.

Ничто так не ослабляет силы человека, как надежда в чем-либо, кроме своего усилия, найти спасение и благо.

Чтобы жить честно, надо рваться, путаться, ошибаться, начинать и бросать… и вечно бороться и лишаться. А спокойствие – душевная подлость.

Щедрый сентябрь подарил нам еще одну крупную фигуру.

15 сентября родился русский химик, педагог, общественный деятель Александр Михайлович Бутлеров (1828-1886). Как ученый он прославился в качестве создателя теории химического строения органических соединений. Справедливости ради надо сказать, что одной химией круг увлечений и талантов Бутлерова не исчерпывается. Это был энергичный, широко образованный и разносторонний человек, и его живой ум интересовало многое, в частности энтомология – наука о насекомых. Известно, что Александр Михайлович собрал превосходную коллекцию бабочек, позже любезно подаренную им зоологическому музею Казанского университета.
Художник В. Любаров
Источник фото

Жизнь кузена Бенедикта была посвящена безраздельно и исключительно энтомологии. Этой науке он отдавал все свое время: не только часы бодрствования, но также и часы сна, потому что ему даже во сне неизменно грезились насекомые. Немыслимо сосчитать, сколько булавок было вколото в обшлага его рукавов, в отвороты и полы его пиджака, в поля его шляпы. Когда кузен Бенедикт возвращался домой с загородной прогулки, всегда предпринимаемой с научной целью, его шляпа представляла собою витрину с коллекцией самых разнообразных насекомых. Наколотые на булавки, они были пришпилены к шляпе как снаружи, так и изнутри.
(Жюль Верн. Пятнадцатилетний капитан)

Таким образом список наш пополнился ученым.

Но пора обратиться к литературным произведениям, опубликованным в 1828 году. Они тоже хорошо вписываются в мою глубоко ненаучную концепцию.

Александр Сергеевич Пушкин написал поэму «Полтава», основанную на историческом сюжете, использовав самые действенные инструменты: интригующую тему вражды и любви, противоборства предателя и благородного человека. В роли благородного человека у него выступает сам Петр Великий. Выдающаяся личность, тот самый «и академик, и герой, и мореплаватель, и плотник», как Пушкин чуть раньше (1826) охарактеризовал его в стихотворении «Стансы».

В том же году великий русский поэт создал стихотворение «Дар напрасный, дар случайный», в котором горячо задает (жизни ли? себе ли?) многочисленные вопросы, рано или поздно возникающие у всякого мыслящего человека.
Александр Пушкин
Дар напрасный, дар случайный
Дар напрасный, дар случайный,
Жизнь, зачем ты мне дана?
Иль зачем судьбою тайной
Ты на казнь осуждена?

Кто меня враждебной властью
Из ничтожества воззвал,
Душу мне наполнил страстью,
Ум сомненьем взволновал?..

Цели нет передо мною:
Сердце пусто, празден ум,
И томит меня тоскою
Однозвучный жизни шум.
26 мая 1828 г.

А его современник, поэт Степан Петрович Шевырёв, ныне не слишком известный, в том же году (и тоже в мае!) написал столь же философски заряженное стихотворение «Мысль».
Степан Шевырёв
Мысль
Падёт в наш ум чуть видное зерно
И зреет в нём, питаясь жизни соком;
Но час придёт – и вырастет оно
В создании иль подвиге высоком
И разовьёт красу своих рамен,
Как пышный кедр на высотах Ливана:
Не подточить его червям времен,
Не смыть корней волнами океана;
Не потрясти и бурям вековым
Его главы, увенчанной звездами,
И не стереть потоком дождевым
Его коры, исписанной летами.
Под ним идут неслышною стопой
Полки веков — и падают державы,
И племена сменяются чредой
В тени его благословенной славы.
И трупы царств под ним лежат без сил,
И новые растут для новых целей,
И миллион оплаканных могил,
И миллион веселых колыбелей.
Под ним и тот уже давно истлел,
Во чьей главе зерно то сокрывалось,
Отколь тот кедр родился и созрел,
Под тенью чьей потомство воспиталось.
май 1828 г.

Уверена, что о следующем произведении вы вряд ли когда-то слышали, но его тоже назову из тех соображений, что оно по жанру является очень близким к произведениям Жюля Верна.
Итак, китайский писатель Ли Жучжэнь опубликовал в 1828 году роман «Цветы в зеркале». Это фантастический роман-энциклопедия в ста главах, считающийся первым образцом феминистской литературы в Китае. Первая половина романа примечательна тем, что его главный герой (этакий азиатский Гулливер) путешествует по разным странным землям. Вторая половина содержит объёмную энциклопедическую информацию.

Из других важных событий года можно выделить следующие.

* Во Франции проложены первые железнодорожные пути.

Мистер Фогг в сопровождении слуги вошел в большой зал вокзала. Здесь он приказал Паспарту взять два билета первого класса до Парижа. Затем, обернувшись, он заметил пятерых своих коллег по Реформ-клубу.
- Господа, я уезжаю, – сказал он, – и различные визы, поставленные на моем паспорте, который я беру для этой цели, помогут вам, по моем возвращении, проверить маршрут.
- О мистер Фогг, – учтиво ответил Готье Ральф, – это совершенно излишне. Мы вполне доверяем вашему слову джентльмена!
- Так все же будет лучше, – заметил мистер Фогг.
- Вы не забыли, что должны вернуться… – начал Эндрю Стюарт.
- Через восемьдесят дней, – прервал его мистер Фогг, – в субботу, двадцать первого декабря тысяча восемьсот семьдесят второго года, в восемь часов сорок пять минут вечера. До свиданья, господа!
В восемь сорок Филеас Фогг и его слуга заняли места в купе. В восемь сорок пять раздался свисток, и поезд тронулся.
(Жюль Верн. Вокруг света за восемьдесят дней)
  
* Британский изобретатель и инженер Чарльз Энтони Дин со своим братом изобретают водолазный костюм со специальным шлемом. В этом снаряжении водолаз мог работать только в вертикальном положении, в ином случае вода могла попасть внутрь костюма.

По приказу капитана явились два матроса и помогли нам одеться в тяжелые непромокаемые скафандры из цельной резины без швов. Водолазное снаряжение, рассчитанное на высокое давление, напоминало броню средневекового рыцаря, но отличалось от нее своей эластичностью. Скафандр состоял из штанов, куртки и головного шлема.
Штаны оканчивались сапогами на толстой тяжелой свинцовой подошве. Куртка придерживалась на груди медной кирасой, которая защищала от давления воды и позволяла свободно дышать, рукава оканчивались мягкими перчатками, которые нисколько не мешали движению пальцев. <…>
Шлем навинчивался на ворот куртки, где было медное кольцо с винтовой нарезкой. Три толстых смотровых стекла в шлеме позволяли глядеть во все стороны. Я повернул кран аппарата Рукейроля, помещенного на спине, и, к своему великому удовольствию, смог свободно дышать.
(Жюль Верн. Двадцать тысяч лье под водой)

В биологической науке тоже случились весьма интересные события. Впервые описано множество различных животных.
Среди них такие, как…

чернобровый альбатрос (англ. Black-browed Albatross).
Эта большая морская птица (вес – 3-4 кг, размах крыла – до 2,5 метров). Ее особенностью является то, что она не способна взлететь с места, а должна разбежаться и обязательно поймать встречный поток воздуха. Удивительно, что эта птица может достичь возраста 70 лет.
Название альбатроса связано с тем, что у взрослых особей темное оперение вокруг глаза.

Большая ширококрылая птица парила над поверхностью, описывая круги, и мы очень явственно различали ее очертания. Спутник капитана Немо прицелился и выстрелил, когда она находилась всего в нескольких метрах над водой. Птица упала камнем почти в руки меткого стрелка. Это был великолепный альбатрос, превосходнейший образец морских птиц.
(Жюль Верн. Двадцать тысяч лье под водой)

А теперь – внимание! Бонус.
Среди островов, расположенных в южных районах Тихого, Атлантического и Индийского океанов, где чернобровый альбатрос гнездится, мы обнаружим название – Тристан-да-Кунья.
- Стоп! – воскликнут особенно памятливые почитатели творчества Жюля Верна. – Остров Тристан-да-Кунья? Так это же…

И будут совершенно правы! Во-первых, одна из глав его романа «Дети капитана Гранта», рассказывающего о головокружительном путешествии по 37-ой параллели, так и называется "Тристан-да-Кунья".


Не успел раздаться этот всегда волнующий крик: «Земля!», как палуба сразу наполнилась людьми. Вскоре из люка выглянула подзорная труба, и тотчас же вслед за ней появился Жак Паганель. Ученый не замедлил направить свой инструмент в указанном направлении, но не увидел там ничего похожего на землю.
- Взгляните на облака, посоветовал ему Джон Мангле.
- Верно, сказал Паганель. Там, правда, еще очень неясно, но все же виднеется что-то вроде остроконечной горной вершины.
- Это Тристан-да-Кунья, объявил Джон Манглс.
- В таком случае, если только память мне не изменяет, продолжал ученый, мы должны быть от него в восьмидесяти милях, ибо эта вершина, поднимающаяся на семь тысяч футов над уровнем моря, видна именно с такого расстояния.
- Совершенно верно, отозвался капитан Джон.
Прошло несколько часов, и на горизонте вполне отчетливо вырисовалась группа чрезвычайно высоких островов с крутыми берегами. Коническая вершина Тристана выделялась темным силуэтом на сияющем фоне неба, разноцветно озаренного лучами восходящего солнца. Вскоре из скалистой массы архипелага выступил главный его остров, расположенный как бы у вершины направленного на северо-восток треугольника. <…>
За ужином Паганель сообщил своим спутникам несколько интересных сведений об островах Тристан-да-Кунья. Они узнали, что этот архипелаг, открытый в 1506 году португальцем Тристаном-да-Кунья, одним из спутников Альбукерка, в течение более ста лет не был исследован. Здешние острова считались, и не без основания, «приютом бурь» и пользовались не лучшей репутацией, чем Бермудские острова. Поэтому к ним подходили только суда, заброшенные к их берегам бурями Атлантического океана.
В 1697 году, когда три голландских судна Индийской компании пристали к островам Тристан-да-Кунья, были определены координаты этих островов, а в 1700 году астроном Галлей внес в эти вычисления свои поправки. Между 1712 и 1767 годами ознакомились с архипелагом Тристан-да-Кунья несколько французских мореплавателей. Особенно много внимания уделил ему Лаперуз, побывавший на нем, согласно полученным инструкциям, во время своего знаменитого путешествия 1785 года. Эти так редко посещаемые острова были необитаемы вплоть до 1811 года, когда одному американцу, Джонатану Ламберту, пришла мысль их колонизировать. В январе этого года он высадился здесь с двумя товарищами, и они принялись за работу.
(Жюль Верн. Дети капитана Гранта)

Во-вторых, в романе «Пятнадцатилетний капитан» остров Тристан-да-Кунья был принят за остров Пасхи.

Всё еще не удивлены? Восхищаюсь вашей выдержкой!

Ну, а завершая разговор «о птичках», скажу, что Жюль Верн выбрал название «Альбатрос» для летательного аппарата из своего фантастического романа «Робур-Завоеватель».

На страницах произведений французского писателя частенько встречаются разные морские обитатели. В частности, акулы.

– Кстати, Аронакс, вы акул не боитесь? – Акул? – вскрикнул я.
Вопрос этот показался мне неуместным.
– Да, акул, – повторил капитан Немо. – Не боитесь?
– Говоря откровенно, капитан, я еще не освоился с этим родом рыб.
– А мы уже привыкли к ним. – отвечал капитан Немо. – Со временем освоитесь и вы. Да к тому же мы примем все меры предосторожности и будем вооружены. Может быть, по дороге удастся поохотиться на какую-нибудь зубастую неприятельницу. Охота на акул очень интересна. <…>
Я стал размышлять об акулах, мне представлялись их громадные челюсти, вооруженные многочисленными рядами зубов, – челюсти, которые могут перекусить человека пополам. Думал я, думал и додумался до того, что уже начал чувствовать боль в пояснице.
Кроме того, меня возмущала беспечность, с какой капитан Немо пригласил меня на эту охоту. Я не мог примириться с его спокойствием. Со стороны можно было подумать, что он пригласил поохотиться на какую-нибудь безобидную лисицу!
(Жюль Верн. Двадцать тысяч лье под водой)

Я уже не говорю о той прожорливой акуле, поимка которой раскрутила маховик приключений в уже упомянутом романе «Дети капитана Гранта». Прямо как в сказке! В акуле нашли бутылку, в бутылке письма, в письмах – координаты поиска.

Но в 1828 году была описана одна из их сестер. И зовут ее…

китовая акула (лат. Rhincodon typus). Крупнейшая не только из всех известных современных видов акул, но и вообще рыб. Её максимальный размер достигает, как минимум, 12,65 м, но не исключено, что есть особи до 18-20 метров.
Что касается внешности китовой акулы. Обратимся к свидетельству известного норвежского исследователя Тура Хейердала, наблюдавшего эту рыбу во время плавания на плоту «Кон-Тики»:

«Голова принадлежала исполинскому чудовищу, и она была такая громадная, такая страшная, что сам морской змей, появись он перед нами, не поразил бы нас так сильно. Маленькие глазки сидели по краям широкой и плоской морды, жабья пасть с длинной бахромой в уголках была не менее полутора метров в ширину. Могучее туловище заканчивалось длинным тонким хвостом, острый вертикальный плавник свидетельствовал, что это во всяком случае не кит. Туловище в общем казалось в воде бурым, но и оно, и голова были усеяны маленькими белыми пятнами. Чудовище медленно, лениво плыло за нами, щурясь по-бульдожьи и тихо работая хвостом… Теперь мы могли совсем близко рассмотреть этого исполина… Даже богатое воображение Уолта Диснея не могло бы создать более страшного монстра».

Впечатляет тот факт, что количество зубов у китовой акулы может достигать 15 тысяч. Зубы эти располагаются в несколько сот рядов, но размер отдельного зуба обычно не более 6 мм в длину.
Одним словом, зрелище не для слабонервных. Выручает одно: китовая акула миролюбива. Питается она преимущественно планктоном. Так что не только внушительные размеры, но и меню, и способ питания роднит эту акулу с китами. Плавает она очень медленно, для человека не опасна.
Один из американских океанологов, встретившийся с этой «рыбкой», писал: «Мы взобрались на акулу и как следует её осмотрели, даже заглянули ей в пасть. Казалось, она нас вообще не замечает. Только когда мы стали трогать её рыло, она медленно пошла на глубину. Но скоро снова пошла наверх, и мы опять взобрались на неё».

Ее «наплевательское» отношение к нашему брату - человеку - сыграло решающую роль в том, что в некоторых странах, где китовые акулы обитают «в шаговой доступности», даже организуются соответствующие туристические туры. Желающим дают возможность во время погружения с аквалангом вплотную приближаться к животному, плавать с ним наперегонки и трогать его без особого риска для здоровья. Так что такой бизнес идет хорошо.

В продолжение морской темы, столь любимой писателем Ж. Верном, осталось сказать, что в 1828 году биологами описаны также сейвал (или, как его еще называют, сайдяной кит, ивасёвый кит, ивасёвый полосатик), множество видов дельфинов (атлантический белобокий дельфин, дельфин Хэвисайда, длиннорылая белобочка, длиннорылый продельфин, крупнозубый дельфин, тёмный дельфин).
Уфф!
Но довольно на сегодня! Боюсь, как бы не укачало вас с непривычки, дорогие друзья! Мы и так пережили столько приключений с мастером этого жанра и его ровесниками-одногодками, что впечатлений хватит надолго.

С тем откланиваюсь, и благодарю всех, кто дочитал до конца!

С уважением,
ваша Агния

Ссылки на литературно-исторические путешествия 
во времени

В 1860 год, к А. П. Чехову

В 1891 год, к М. А. Булгакову


12 комментариев :

  1. В детстве я зачитывалась романами Жюль Верна! ОН был моим самым любимым писателем!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирина Михайловна, я тоже его просто обожала! Что-то дома было, что-то в библиотеке брала. Там это были до дыр зачитанные тома. Зато с первого взгляда ясно: книга очень интересная, надо брать)

      Удалить
  2. Агния, очень интересный подход и анализ, интересные и даже неизвестные факты и события! К сожаленью, не дочитала до конца, большой объем, закончу завтра. Но хочу Вас поблагодарить за такие "гурманские" литературные блюда! Спасибо за Ваш труд, трудолюбие и библиографический талант - как за ниточку потянуть одно событие или факт - размотается осторожно весь клубок. Спасибо, Агния! Удачи Вам, успехов, добра и всех благ, всего самого светлого и радостного!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Людмила Борисовна, очень-очень рада Вас видеть!
      Спасибо за такую высокую оценку! Взаимно желаю всего самого доброго и прекрасного!

      Удалить
  3. Интересное историко-литературное исследование!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Елена Олеговна, от души приветствую! Спасибо Вам, мне очень приятно!)

      Удалить
  4. Здравствуйте, Агния! Путешествие удалось! Надо читать и перечитывать! Интересные находки! Книги Жюля Верна вновь востребованы. Их находят увлекательными и 7-классники, и 10-классники! Может быть дождёмся нового замечательного фантаста, сумевшего научные открытия учёных совместить с приключениями и путешествиями.
    Спасибо и всего Вам доброго!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Людмила Федоровна! Очень рада, что идея показалась Вам интересной.) Ваши слова о том, что для юных читателей Жюль Верн не потерян, особенно вдохновили. Сейчас неокрепшие души и умы подстерегает много всякой шелухи, соблазнов и бесцельного времяпрепровождения, в том числе и в литературном смысле, а чтение его книг, безусловно, действует самым благотворным образом: и стремление к познанию вызывает, и дает примеры благородных героев и чувств. Очень бы хотелось увидеть в современной детской литературе автора (а лучше не одного), способного принять эстафету Верна.
      Людмила Федоровна, спасибо! От души шлю наилучшие пожелания!)

      Удалить
  5. Здравствуйте, Агния! Я часто думаю о том, как не хватает современной литературе для детей и юношества нового Жюля Верна. И очень жаль, что старый Жюль Верн уже не имеет прежнего влияния на подрастающие умы. Он ведь не только распахнул перед читателями мир приключений и фантастики, он создал новый тип героя- мужественного, смелого и честного. Для мальчишек многих поколений он стал нравственным ориентиром. И сомнений не возникало: да, лорд Гленарван прервал свой медовый месяц ради того, чтобы отправиться на собственной яхте за тридевять земель искать потерпевшего кораблекрушение капитана со словами: "Я поклялся найти Гарри Гранта, и я его найду, даже если мне придётся потратить на поиски всю жизнь!" И леди Гленарван согласна, и майор Мак-Наббс, и капитан, и учёный Жак Паганель... Они мужественно пройдут сквозь все испытания, чтобы вернуть двум детям отца. Не нашего времени герои, скажем прямо, но как же они необходимы человечеству...
    А Пушкин - это космос, он был всегда. И странные (или не очень странные) сближенья с ним всякий раз наполняют душу светом и дают надежду.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Ирина! Согласна с Вами. Какие-то литературные герои, которые для детей прошлых эпох (в том числе советской) были вполне понятны и близки, ушли или, по крайней мере, считаются архаичными. Многое поменялось в жизни, что неизбежно отразилось на чтении. И отличие в восприятии, по-моему, начинается даже не с содержания книги, а прямо с ее внешних параметров. Если нам книга казалась тем лучше, чем она толще, то сейчас пухлые тома Верна, Дюма, Купера и пр. вызывают ужас: это ведь сколько же читать-то придется!..
      Да, очень хочется, чтобы традиции великой приключенческой литературы были поддержаны достойными современными авторами. Но и за "старых" еще стоит побороться, знакомить с ними подрастающих читателей. Они еще способны дарить читательскую радость, напоминать о лучшем, что может быть в человеке, будоражить тоску по этому лучшему, поддерживать интерес к знанию и науке.
      Ирина, очень рада видеть Вас! Спасибо за отклик!

      Удалить
  6. Доброго дня, дорогая Агния! Увидев Ваш пост у себя в списке, подумала - зайду и обязательно просмотрю. Зашла, просмотрела и оставляла Ваш труд на вкусненькое, чтобы спокойно, когда будет время, насладиться интереснейшим чтивом. Удалось это сделать только сегодня - не пожалела. Ваш подбор материала, прекрасное, нигде такому не научат, умение заинтересовать, увлечь... Нет, сказала не верно, этому учат...в хороших книгах, бесспорно, у Жюля Верна тоже. Успехов Вам! Жду следующих встреч!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Наталья! Как я рада видеть Вас! Спасибо за необыкновенные слова, которые Вы нашли! Вы даже не представляете, как они согревают и вдохновляют меня. Когда делишься тем, что любишь и встречаешь искренний интерес и отклик, это так приятно и ценно. Я тоже всегда с большим удовольствием жду наших встреч и общения!

      Удалить