вторник, 22 апреля 2014 г.

«Не хвастай, время, властью надо мной…»

23 апреля 1939 года Михаил Афанасьевич Булгаков выступал в Большом театре…
Думаете, что я шучу? Не тут-то было! Выступал, только не на сцене в качестве оперного певца и не как балетный танцор (а вы что подумали?). Он прочитал десятиминутную лекцию тамошним актерам и музыкантам. После тяжелого расставания с МХАТом, который Михаил Афанасьевич с болью назвал «кладбищем своих пьес», он тогда работал в Большом театре в должности консультанта-либреттиста. Текст выступления, к сожалению, не сохранился, но известно, что слушатели смеялись и восхищенно аплодировали, а потом упросили выступить с тем же сообщением еще раз. Булгаков в этой просьбе им отказать не смог.
А вот о чем рассказывал писатель, вернее, о ком, известно доподлинно. Он посвятил выступление одному из любимых своих авторов, гению мировой литературы, имена персонажей которого достаточно называть без особых комментариев, чтобы стало ясно, что за характеры они представляют.
Этот писатель родился давно, но его жизнь до сих пор является предметом жарких споров и содержит множество тайн и загадок, не дающих покоя исследователям. Он родился 23 апреля и умер тоже 23 апреля, но 52 года спустя.
Автор: Нома Бар
Несмотря на огромное количество литературных героев, описанных им, в его произведениях почти нет персонажей русского происхождения, но это не помешало ему войти в круг чтения книголюбов нашего Отечества, завоевать здесь верных поклонников и стать едва ли не самым «русским» из всех зарубежных писателей. А кроме того, оказать серьезнейшее влияние на ход развития русской литературы, как, впрочем, и на ход развития мировой литературы в целом. Да и театрального искусства тоже.
Догадались, кого я имею в виду?

воскресенье, 6 апреля 2014 г.

Последние романтики британского искусства

А вам нравятся работы художников-прерафаэлитов?
Романтичные, полные тайн картины, вызывающие желание их рассматривать, подмечать всё новые детали. Эти произведения не отпускают зрителя, завораживая своей красотой и необычностью. Представьте себе, такое их волшебное действие испытало великое множество людей.
Душа розы. 1908
Прерафаэлизм считают первым британским художественным течением, которому удалось достичь мировой славы. Возникло оно в Англии в середине XIX века. Именно тогда бурное развитие промышленности, капиталистических отношений всё более и более стало диктовать человечеству свою «бездушную механику».
«От нас ускользает поэзия мира – виной тому наши железные дороги, фабрики, шахты, шумные города, пароходы и бесконечные новшества, изобретаемые каждый день…» (Фредерик Стивенс, английский литературный критик, художник и искусствовед).

Касались эти тенденции и академического искусства, в частности, изобразительного. Однако некоторые художники не собирались безропотно сдаваться такому бесцеремонному наступлению индустриального «рая». Те, что по-прежнему оставались лириками и романтиками, создали «Братство прерафаэлитов».
Началось всё с того, что в 1848 году на выставке в Королевской академии художеств познакомились два молодых художника. Звали их Уильям Холмен Хант и Данте Габриэль Россетти. В следующем году к их секретному содружеству присоединился совсем юный живописец Джон Эверетт Миллес, а потом и множество других талантливых единомышленников.
Почему они назвали себя «прерафаэлитами»? Дело в том, что в творчестве ориентиром для них стали художники, предшествовавшие Рафаэлю. Именно в работах итальянских мастеров XV века им виделось торжество простоты, искренности, неподдельных глубоких чувств. И служить возрождению такого искусства они собирались самозабвенно. Даже выбранное в названии слово «братство» прозрачно намекало на то, что свои действия они сравнивали с миссией членов средневекового монашеского ордена. С почти религиозным пылом бились приверженцы этого течения за возвращение духовности, чистоты, любви.
Хрустальный шар. 1902
Прерафаэлиты искали новые пути в художественном творчестве, хотя и обращались к сюжетам прошлого: мифам, легендам, средневековой литературе и истории. Они всегда стремились к простоте и правде, потому часто в качестве моделей использовали своих родных и близких, а не какие-то отвлеченные образы.
Английский критик Джон Рёскин так сформулировал художественные цели прерафаэлитов:
«Легко управлять кистью и писать травы и растения с достаточной для глаза верностью; этого может добиться всякий после нескольких лет труда. Но (…) находить во всём, что кажется самым мелким, проявление вечного божественного новосозидания красоты и величия, показывать это немыслящим и незрящим таково назначение художника».
Наш сегодняшний герой (это его картины вы здесь видите) родился на полгода позже, чем Братство прерафаэлитов, а, повзрослев, подпал под влияние этих художников и стал одним из «рыцарей» красоты. В нынешнем году у него юбилей. Потому мы и поговорим немного и нём, и о некоторых мифических и литературных сюжетах, запечатленных в его чарующих картинах (а за свою жизнь он создал их в количестве, превышающем две сотни).