вторник, 22 января 2013 г.

Говорят, что грешил, что не к сроку свечу затушил...


Загадаю вам загадку.
День рождения этого выдающегося поэта – широко отмечается не только на его исторической родине. Соотечественники гордятся им, считают символом нации и чтут его память.
Родился он в обычной семье. Стихи начал писать еще в школе. Они всегда были посвящены тому, что волновало его, что было им прочувствовано. Писал о свободе, счастье и горе, любви к женщинам (а у него была бурная личная жизнь), о суровой своей отчизне.
Родной язык был для него великолепным инструментом, которым он мастерски пользовался для достижения художественных целей. И поэзия его великолепна своей простотой, глубиной, юмором и неподражаемой музыкальностью. Кстати, изначально многие его стихи и создавались, как песни.
Зачастую поэзией он занимался в перерывах между основной работой.
Был он гордым и смелым, потому его часто травили власть имущие. О нём сочиняли всякие небылицы, опутывали ложью.
Прожил короткую яркую жизнь. Некоторые считают причиной его смерти – алкоголь. Некоторые настаивают на других трагических обстоятельствах.
Нет ни одного дома в его стране, где бы не было известно это имя, где бы не знали ни строчки из стихотворений поэта, не цитировали их.
Как вы думаете, о ком я сейчас рассказывала? Считаете, что загадка слишком легка?
Не спешите с выводами! По крайней мере, проверьте себя.


 Всё вышесказанное относилось к великому шотландскому поэту Роберту Бёрнсу (25.01.1759 – 21.07.1796).

Удивлены?
Не правда ли, что перекличка его биографии с биографией нашего соотечественника – поэта, барда, актера Владимира Семеновича Высоцкого (25.01.1938 – 25.07.1980) впечатляет?

Признаюсь, что очень люблю творчество и того, и другого!
Интереснейший факт, что родились они в один день – 25 января (но с разницей в 179 лет). Не менее потрясающим является и то, что Бёрнс, хотя и умер 21 июля, но похоронен именно 25 июля, т.е. в день смерти Высоцкого.
И прожили они: Высоцкий – 42 года, а Бёрнс – 37 лет, как и случается у истинных поэтов в фатальном количестве случаев.
Эти совпадения в датах и в значении каждой из названных личностей для национальных культур, к сожалению, были замечены не мной :)
Оказывается, уже даже существует фестиваль русско-шотландской культуры «Бернс & Высоцкий: одна душа — два поэта».

Хотя и отличия есть. Начнём с того, что день рождения Роберта Бёрнса (Burns supper) отмечается в Шотландии со всеми признаками пышного общенародного праздника: в национальных костюмах, за щедрым столом с неизменным национальным блюдом хаггис (поэт даже посвятил ему оду), с чтением стихотворений, театрализованными представлениями, песнями и танцами. Шотландцы, действительно, очень гордятся своим великим поэтом и начинают праздновать прямо ночью, которая так и называется – Burns Night.
На приведённых фотографиях запечатлены некоторые моменты названного события. 
Burns Supper




























Тот самый haggis
У нас как-то не принято подобным образом прославлять своих поэтов и писателей. С одной стороны, в этом есть свой смысл. У нас ведь гениальных «художников слова» столько, что отмечай мы их дни рождения, так алкоголиками станут все, начиная с филологов и библиотекарей. Потому в своей стране находим другие поводы для застолья. И в случае с Высоцким тоже «скромничаем», видимо растратив силы в неравной борьбе с новогодними каникулами. 
Но вернёмся к поэзии.
Среди шотландцев очень популярно стихотворение Р. Бёрнса «В горах мое сердце» (My Heart’s in the Highlands). (Это и все последующие стихотворения приведены в переводах С.Я. Маршака, который много и великолепно работал над произведениями шотландского поэта).
В горах мое сердце... Доныне я там.
По следу оленя лечу по скалам.
Гоню я оленя, пугаю козу.
В горах мое сердце, а сам я внизу.

Прощай, моя родина! Север, прощай, –
Отечество славы и доблести край.
По белому свету судьбою гоним,
Навеки останусь я сыном твоим!

Прощайте, вершины под кровлей снегов,
Прощайте, долины и скаты лугов,
Прощайте, поникшие в бездну леса,
Прощайте, потоков лесных голоса.

В горах мое сердце... Доныне я там.
По следу оленя лечу по скалам.
Гоню я оленя, пугаю козу.
В горах мое сердце, а сам я внизу!

Не знаю, что подумали вы, а мне на память сразу пришло известнейшее стихотворение о горах, написанное Владимиром Высоцким?

Прощание с горами

В суету городов и в потоки машин
Возвращаемся мы — просто некуда деться! —
И спускаемся вниз с покорённых вершин,
Оставляя в горах своё сердце.

Так оставьте ненужные споры —
На съемках х/ф "Вертикаль"
с Л.Лужиной
Я себе уже всё доказал:
Лучше гор могут быть только горы,
На которых ещё не бывал.

Кто захочет в беде оставаться один?!
Кто захочет уйти, зову сердца не внемля?!
Но спускаемся мы с покорённых вершин, —
Что же делать — и боги спускались на землю.

Так оставьте ненужные споры —
Я себе уже всё доказал:
Лучше гор могут быть только горы,
На которых ещё не бывал.

Сколько слов и надежд, сколько песен и тем
Горы будят у нас — и зовут нас остаться! —
Но спускаемся мы — кто на год, кто совсем, —
Потому что всегда мы должны возвращаться.

Так оставьте ненужные споры —
Я себе уже всё доказал:
Лучше гор могут быть только горы,
На которых никто не бывал!
1966

Конечно, у поэтов «горная тема» здесь несёт разную смысловую нагрузку. У Бёрнса – это символ и синоним родной Шотландии, любви к ней, а у Высоцкого – символ и синоним высот, которые покоряет человек, мерило его человеческой прочности и надежности. Но ведь в любом случае горы – центр притяжения лирического героя, некая единица измерения, а также хороший повод поговорить о человеке, его душе, его чувствах…
Но не будем больше так явно искать аналогии в их творчестве. Переклички, конечно, есть, но главное не в этом.
Иоганн Гёте
И. Гёте, пытаясь ответить на вопрос, в чём был секрет шотландского поэта, сказал:
«Возьмём Бёрнса. Не потому ли он велик, что старые песни его предков жили в устах народа, что ему пели их, так сказать, тогда ещё, когда он был в колыбели, что мальчиком он вырастал среди них и сроднился с высоким совершенством этих образцов, что он нашёл в них ту живую основу, опираясь на которую, мог пойти дальше? И ещё, не потому ли он велик, что его собственные песни тотчас же находили восприимчивые уши среди его народа, что они затем звучали ему навстречу из уст жнецов и вязальщиц снопов, что ими приветствовали его весёлые товарищи в кабачке? Тут уж и впрямь могло что-то получиться».
Если убрать первое предложение, не подошло ли бы это рассуждение о Бёрнсе и к Высоцкому тоже? Конечно, ведь и тот, и другой – сыновья своих народов, выразившие в своём творчестве самое главное, самое близкое большинству соотечественников. Они искренне переживали за человеческие судьбы, за судьбу своей родины. Потому-то и стали так любимы и почитаемы.

В подтверждение приведу следующие слова В. Высоцкого.

«... Конечно, искусства настоящего без страдания нет. Необязательно, чтобы человека притесняли, стреляли в него, мучили, забирали родственников и т.д. Нет, если он — даже в душе, даже без внешних проявлений — испытывал вот это чувство страдания за людей, за близких, за ситуацию и так далее, то это уже очень много значит...»

Не знаю, было ли что-нибудь подобное 25 января 1759 года, но 25 января 1938-го солнечная активность оказалась настолько высокой, что в Западной Европе наблюдали северное сияние. Не подарило ли наше щедрое светило часть своей бешеной энергии новорождённому? Зная характер Высоцкого, в этом предположении не видишь ничего сказочного.
Судя по некоторым данным, великому шотландцу страсти тоже было не занимать!
Портрет Р. Бёрнса. 1828 г.
Художник Александр Нейсмит
По описаниям, Роберт Бёрнс был сильным и крепким человеком с загорелым, обветренным лицом (он родился в семье фермера и работал в поле). По словам современника, напоминал «морского капитана». Облик поэта дышал «мужественной простотой и независимостью». Сохранились многочисленные описания внешности Бёрнса, его «черных, как вороново крыло, волос» и темных глаз, которые в некоторые моменты «сверкали молниями».
«Его глаза пылали, восхищался Вальтер Скотт, именно пылали, когда он говорил об интересующих его предметах. Других таких глаз я больше никогда не видел».
Существующие портреты Бёрнса, по словам того же Вальтера Скотта, «мельчат черты его лица: они были крупнее, чем на портретах». Надо признать, что немногочисленные портреты, действительно, не являются 100-процентно достоверными, за исключением лишь некоторых.
Читал Бёрнс свои  стихи, по отзывам, «просто и с большой энергией». Энергия – вот то слово, которое часто звучит в воспоминаниях тех, кто его знал (кстати, никого вам не напоминает?).


Сегодня мне вдруг захотелось устроить «встречу» двух поэтов. Пусть они через время и расстояния рассказывают друг другу о себе и о других, о жизни в различных её проявлениях. Ну и мы послушаем!
А для начала, как полагается в приличном обществе, надо представиться друг другу.

Р. Бёрнс
Робин

В деревне парень был рождён,
Но день, когда родился он,
В календари не занесён.
Кому был нужен Робин?

Был он резвый паренёк,
Резвый Робин, шустрый Робин,
Беспокойный паренёк –
Резвый, шустрый Робин!

Зато отметил календарь,
Что был такой-то государь,
И в щели дома дул январь,
Когда родился Робин.

Разжав младенческий кулак,
Гадалка говорила так:
– Мальчишка будет не дурак.
Пускай зовётся Робин!

Немало ждёт его обид,
Но сердцем всё он победит.
Парнишка будет знаменит,
Семью прославит Робин.

Он будет весел и остёр,
И наших дочек и сестёр
Полюбит с самых ранних пор
Неугомонный Робин.

Девчонкам – бог его прости! —
Уснуть не даст он взаперти,
Но знать не будет двадцати
Других пороков Робин.

Был он резвый паренёк —
Резвый Робин, шустрый Робин,
Беспокойный паренёк –
Резвый, шустрый Робин!


В.Высоцкий
Баллада о детстве (отрывок)

Час зачатья я помню неточно, –
Значит, память моя – однобока, –
Но зачат я был ночью, порочно
И явился на свет не до срока.

Я рождался не в муках, не в злобе, –
Девять месяцев – это не лет!
Первый срок отбывал я в утробе, –
Ничего там хорошего нет.

Владимир Высоцкий. 1946 г.
(из архива Н.М.Высоцкой)
Спасибо вам, святители,
Что плюнули да дунули,
Что вдруг мои родители
Зачать меня задумали –

В те времена укромные,
Теперь – почти былинные, –
Когда срока огромные
Брели в этапы длинные.

Их брали в ночь зачатия,
А многих – даже ранее, –
А вот живет же братия –
Моя честна компания!

Ходу, думушки резвые, ходу!
Слóва, строченьки милые, слóва!..
В первый раз получил я свободу
По указу от тридцать восьмого.

Знать бы мне, кто так долго мурыжил, –
Отыгрался бы на подлеце!
Но родился, и жил я, и выжил, –
Дом на Первой Мещанской – в конце.

Там за стеной, за стеночкою,
За перегородочкой
Соседушка с соседочкою
Баловались водочкой.

Все жили вровень, скромно так, –
Система коридорная,
На тридцать восемь комнаток –
Всего одна уборная.

Здесь нá зуб зуб не попадал,
Не грела телогреечка,
Здесь я доподлинно узнал,
Почем она – копеечка.

…Не боялась сирены соседка,
И привыкла к ней мать понемногу,
И плевал я – здоровый трехлетка –
На воздушную эту тревогу!
Да не все то, что сверху, – от бога, –
И народ «зажигалки» тушил;
И как малая фронту подмога –
Мой песок и дырявый кувшин. (…)


Теперь можно поговорить о дружбе, ведь оба поэта умели дружить.

Р. Бёрнс
Моё счастье

Доволен я малым, а большему рад.
А если невзгоды нарушат мой лад,
За кружкой, под песню гоню их пинком —
Пускай они к черту летят кувырком.

В досаде я зубы сжимаю порой,
Но жизнь — это битва, а ты, брат, герой.
Мой грош неразменный — беспечный мой нрав,
И всем королям не лишить меня прав.

Гнетут меня беды весь год напролет.
Но вечер с друзьями — и все заживет.
Когда удалось нам до цели дойти,
К чему вспоминать нам о ямах в пути!

Возиться ли с клячей — судьбою моей?
Ко мне, от меня ли, но шла бы скорей.
Забота иль радость заглянет в мой дом,
— Войдите! — скажу я, — авось проживем!


В.Высоцкий
Песня из радиоспектакля "Зелёный фургон"

Нет друга, но смогу ли
Не вспоминать его —
Он спас меня от пули
И много от чего.

Ведь если станет плохо
С душой иль с головой,
То он в мгновенье ока
Окажется со мной.

И где бы он ни был, куда б ни уехал, —
Как прежде, в бою, и в огне, и в дыму
Я знаю, что он мне желает успеха,
Я тоже успеха желаю ему.
1971


Р. Бёрнс
Счастливая дружба

Беззаботны и свободны,
Мы собрались у огня.
Дружба полночью холодной
Вас пригрела и меня.

С каждым часом веселее
И дружнее тесный круг.
А когда мы захмелеем,
Нам опорой будет друг.

День и ночь трясется скряга
Над заветным сундуком,
И не знает он, бедняга,
Что с весельем незнаком.

В шелк и мех одет вельможа,
Но куда он нас бедней!
Даже совесть он не может,
Не солгав, назвать своей.

Кубок огненный друг другу
Мы всю ночь передаем.
И, пустив его по кругу,
Песню дружную поем.

В крепкой дружбе — наша сила.
Дружбе — слава и хвала.
Дружба кубок освятила
И сюда нас привела!


В.Высоцкий
Песня о друге

Если друг
оказался вдруг
И не друг,
и не враг,
а — так;
Если сразу не разберёшь,
Плох он или хорош, —
Парня в горы тяни —
В.Высоцкий, М. Влади и И. Бортник
рискни!
Не бросай одного
его:
Пусть он в связке в одной
с тобой —
Там поймёшь, кто такой.

Если парень в горах
не ах,
Если сразу раскис —
и вниз,
Шаг ступил на ледник —
и сник,
Оступился — и в крик, —
Значит рядом с тобой —
чужой,
Ты его не брани —
гони.
Вверх таких не берут
и тут
Про таких не поют.

Если ж он не скулил,
не ныл;
Пусть он хмур был и зол,
но шёл,
А когда ты упал
со скал,
Он стонал,
но держал;
Если шёл он с тобой,
как в бой,
На вершине стоял хмельной, —
Значит, как на себя самого,
Положись на него!
1966


Важно и о любви поразмышлять. Это ведь такое сложное и многогранное чувство!..

Р. Бёрнс
Любовь

Любовь, как роза, роза красная,
Прощание Роберта Бёрнса
и его Марии,1844
Художник  Чарльз Люси

Цветет в моем саду.
Любовь моя – как песенка,
С которой в путь иду.

Сильнее красоты твоей
Моя любовь одна.
Она с тобой, пока моря
Не высохнут до дна.

Не высохнут моря, мой друг,
Не рушится гранит,
Не остановится песок,
А он, как жизнь, бежит...

Будь счастлива, моя любовь,
Прощай и не грусти.
Вернусь к тебе, хоть целый свет
Пришлось бы мне пройти!


В.Высоцкий
Баллада о Любви

Когда вода Всемирного потопа
Вернулась вновь в границы берегов,
Из пены уходящего потока
На сушу тихо выбралась Любовь —
И растворилась в воздухе до срока,
В. Высоцкий и М. Влади
А срока было — сорок сороков...

И чудаки — ещё такие есть! —
Вдыхают полной грудью эту смесь
И ни наград не ждут, ни наказанья,
И, думая, что дышат просто так,
Они внезапно попадают в такт
Такого же неровного дыханья.

Только чувству, словно кораблю,
Долго оставаться на плаву,
Прежде чем узнать, что "я люблю" —
То же, что "дышу" или "живу".

И вдоволь будет странствий и скитаний:
Страна Любви — великая страна!
И с рыцарей своих для испытаний
Всё строже станет спрашивать она:
Потребует разлук и расстояний,
Лишит покоя, отдыха и сна...

Но вспять безумцев не поворотить —
Они уже согласны заплатить:
Любой ценой — и жизнью бы рискнули, —
Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить
Волшебную невидимую нить,
Которую меж ними протянули.

Свежий ветер избранных пьянил,
С ног сбивал, из мёртвых воскрешал,
Потому что если не любил —
Значит и не жил, и не дышал!

Но многих захлебнувшихся любовью
Не докричишься — сколько ни зови,
Им счёт ведут молва и пустословье,
Но этот счёт замешен на крови.
А мы поставим свечи в изголовье
Погибших от невиданной любви...

Их голосам всегда сливаться в такт,
И душам их дано бродить в цветах,
И вечностью дышать в одно дыханье,
И встретиться со вздохом на устах
На хрупких переправах и мостах,
На узких перекрёстках мирозданья.

Я поля влюблённым постелю —
Пусть поют во сне и наяву!..
Я дышу, и значит — я люблю!
Я люблю, и значит — я живу!
1975


Любовь доставляет нам истинную радость…

Р. Бёрнс
Песня

Растет камыш среди реки,
Он зелен, прям и тонок.
Я в жизни лучшие деньки
Daniel Ridgway Knight
En Vendanges
Провел среди девчонок.

Часы заботу нам несут,
Мелькая в быстрой гонке.
А счастья несколько минут
Приносят нам девчонки.

Богатство, слава и почет
Волнуют наши страсти.
Но даже тот, кто их найдет,
Найдет в них мало счастья.

Мне дай свободный вечерок
Да крепкие объятья —
И тяжкий груз мирских тревог
Готов к чертям послать я!

Пускай я буду осужден
Судьей в ослиной коже,
Но старый, мудрый Соломон
Любил девчонок тоже!

Сперва мужской был создан пол.
Потом, окончив школу,
Творец вселенной перешел
К прекраснейшему полу!


Любя, мы испытываем невероятную нежность…

Р. Бёрнс
Босая девушка

Об этой девушке босой
Я позабыть никак не мог.
Казалось, камни мостовой
Терзают кожу нежных ног.

Иллюстрация В.Фаворского
к «Босой девушке» Р.Бернса
Такие ножки бы одеть
В цветной сафьян или в атлас.
Такой бы девушке сидеть
В карете, обогнавшей нас!

Бежит ручей ее кудрей
Льняными кольцами на грудь.
А блеск очей во тьме ночей
Пловцам указывал бы путь.

Красавиц всех затмит она,
Хотя ее не знает свет.
Она достойна и скромна.
Ее милее в мире нет.



В.Высоцкий
Здесь лапы у елей дрожат на весу...

Здесь лапы у елей дрожат на весу,
Здесь птицы щебечут тревожно —
Живёшь в заколдованном диком лесу,
Откуда уйти невозможно.

Пусть черёмухи сохнут бельём на ветру,
Пусть дождём опадают сирени —
Всё равно я отсюда тебя заберу
В.Высоцкий и М. Влади
Во дворец, где играют свирели!

Твой мир колдунами на тысячи лет
Укрыт от меня и от света,
И думаешь ты, что прекраснее нет,
Чем лес заколдованный этот.

Пусть на листьях не будет росы поутру,
Пусть луна с небом пасмурным в ссоре —
Всё равно я отсюда тебя заберу
В светлый терем с балконом на море!

В какой день недели, в котором часу
Ты выйдешь ко мне осторожно,
Когда я тебя на руках унесу
Туда, где найти невозможно?

Украду, если кража тебе по душе, —
Зря ли я столько сил разбазарил.
Соглашайся хотя бы на рай в шалаше,
Если терем с дворцом кто-то занял!
1970


Но любовь приносит в нашу жизнь и множество проблем, если характер наших возлюбленных не самый покладистый…

Р. Бёрнс
***
Весной ко мне сватался парень один.
Твердил он: – Безмерно люблю, мол. –
А я говорю: – Ненавижу мужчин! –
И впрямь ненавижу, он думал...
Вот дурень, что так он подумал!

Сказал он, что ранен огнем моих глаз,
Что смерть его силы подточит.
А я говорю: пусть умрет хоть сейчас,
Умрет, за кого только хочет,
За Джинни умрет, если хочет.

Усадьбу, где полный хозяин он сам,
И свадьбу – хоть завтра – сулил он.
Но думаю: виду ему не подам,
Что дурочку сразу прельстил он,
Усадьбой и свадьбой прельстил он.

И что бы вы думали? Вдруг он исчез.
А вскоре нашел он дорожку
К моей же сестрице двоюродной – Бэсс.
Терпеть не могу эту кошку,
Глухую, поджарую кошку!

Хоть зла я была, но пошла погулять
В Дальгарнок – там день был базарный.
И вдруг предо мною явился опять,
Как призрак, дружок мой коварный,
Все тот же мой парень коварный.

Ответив негодному легким кивком,
Пройти поспешила я мимо.
Но он, ошалев, словно был под хмельком.
Назвал меня милой, любимой,
Своей дорогой и любимой.

А я, между прочим, вопрос задала,
Глуха ли, как прежде, сестрица
И где по ноге она обувь нашла...
О боже, как стал он браниться,
Как яростно стал он браниться!

Молил он скорее венчаться пойти,
А то он погибнет напрасно.
И я, чтоб от гибели парня спасти,
Сказала в ответ: – Я согласна.
Хоть завтра венчаться согласна!


В.Высоцкий
Она была в Париже (Л. Лужиной)

Наверно, я погиб: глаза закрою — вижу.
Наверно, я погиб: робею, а потом
Куда мне до неё — она была в Париже,
И я вчера узнал — не только в нём одном!

Какие песни пел я ей про Север Дальний!
Я думал: вот чуть-чуть — и будем мы на ты,
Но я напрасно пел "О полосе нейтральной" —
Ей глубоко плевать, какие там цветы.

Я спел тогда ещё — я думал, это ближе —
"Про юг" и "Про того, кто раньше с нею был"...
Но что ей до меня — она была в Париже,
И сам Марсель Марсо ей что-то говорил!

Я бросил свой завод — хоть, в общем, был не вправе, —
Засел за словари на совесть и на страх...
Но что ей до того — она уже в Варшаве,
Мы снова говорим на разных языках...

Приедет — я скажу по-польски: "Прошу, пани,
Прими таким как есть, не буду больше петь..."
Но что ей до того — она уже в Иране,
Я понял: мне за ней, конечно, не успеть!

Ведь она сегодня здесь, а завтра будет в Осло...
Да, я попал впросак, да, я попал в беду!..
Кто раньше с нею был и тот, кто будет после, —
Пусть пробуют они, я лучше пережду!
1966


Порой любовь – это страдание и боль, если наше чувство не взаимно…

Р. Бёрнс
***
Ты меня оставил, Джеми,
Ты меня оставил,
Навсегда оставил, Джеми,
Daniel Ridgway Knight. 
Maria on the Terrace
Навсегда оставил.
Ты шутил со мною, милый,
Ты со мной лукавил —
Клялся помнить до могилы,
А потом оставил, Джеми,
А потом оставил!

Нам не быть с тобою, Джеми,
Нам не быть с тобою.
Никогда на свете, Джеми,
Нам не быть с тобою.
Пусть скорей настанет время
Вечного покоя.
Я глаза свои закрою,
Навсегда закрою, Джеми,
Навсегда закрою!


В. Высоцкий
Романс

Она была чиста, как снег зимой.
В грязь соболя! Иди по ним — по праву...
Но вот мне руки жжёт ея письмо —
Я узнаю мучительную правду...

Не ведал я: смиренье — только маска,
И маскарад закончится сейчас.
Да, в этот раз я потерпел фиаско —
Надеюсь, это был последний раз.

Подумал я: дни сочтены мои.
Дурная кровь в мои проникла вены:
Я сжал письмо, как голову змеи, —
Сквозь пальцы просочился яд измены.

Не ведать мне страданий и агоний,
Мне встречный ветер слёзы оботрёт,
Моих коней обида не нагонит,
Моих следов метель не заметёт.

Итак, я оставляю позади
Под этим серым, неприятным небом
Дурман фиалок, наготу гвоздик
И слёзы вперемешку с талым снегом.

Москва слезам не верит и слезинкам —
И не намерен больше я рыдать.
Спешу навстречу новым поединкам
И, как всегда, намерен побеждать!
1969


А ещё бывает, что любовь и дальнейшая семейная жизнь складывается, мягко говоря, не слишком удачно…

Р. Бёрнс
Шела О'Нил
           
Когда волочиться я начал за нею,
Немало я ласковых слов говорил.
Но более всех
Имели успех
Слова: «Мы поженимся, Шела О'Нил!»

George Goodwin Kilburne.
Renunciation
Дождался я брака.
Но скоро, однако,
Лишился покоя, остался без сил.
От ведьмы проклятой
Ушел я в солдаты,
Оставив на родине Шелу О'Нил.

Решился я вскоре
Бежать через море,
С колонной пруссаков в атаку ходил
Навстречу снарядам,
Ложившимся рядом
С шипеньем и свистом, как Шела О'Нил!

У Фридриха в войске
Я дрался геройски,
Штыка не боялся и с пулей дружил.
Нет в мире кинжала
Острее, чем жало
Безжалостной женщины – Шелы О'Нил!


В. Высоцкий
Диалог у телевизора

— Ой! Вань! Смотри, какие клоуны!
Рот — хоть завязочки пришей...
Ой, до чего, Вань, размалёваны,
И голос — как у алкашей!

А тот похож (нет, правда, Вань)
На шурина — такая ж пьянь.
Ну нет, ты глянь, нет-нет, ты глянь,
Я — правду, Вань!

— Послушай, Зин, не трогай шурина:
Какой ни есть, а он родня.
Сама намазана, прокурена —
Гляди, дождёшься у меня!

А чем болтать — взяла бы, Зин,
В антракт сгоняла б в магазин...
Что, не пойдёшь? Ну, я — один.
Подвинься, Зин!..

— Ой! Вань! Гляди, какие карлики!
В джерси одеты — не в шевьёт,
На нашей пятой швейной фабрике
Такое вряд ли кто пошьёт.

А у тебя, ей-богу, Вань,
Ну все друзья — такая рвань,
И пьют всегда в такую рань
Такую дрянь!

— Мои друзья хоть не в болонии,
Зато не тащат из семьи.
А гадость пьют — из экономии,
Хоть поутру — да на свои!

А у тебя самой-то, Зин,
Приятель был с завода шин,
Так тот — вообще хлебал бензин.
Ты вспомни, Зин!..

— Ой! Вань! Гляди-кось, попугайчики!
Нет, я, ей-богу, закричу!..
А это кто в короткой маечке?
Я, Вань, такую же хочу.

В конце квартала — правда, Вань, —
Ты мне такую же сваргань...
Ну что "отстань", всегда "отстань"...
Обидно, Вань!

— Уж ты бы лучше бы молчала бы —
Накрылась премия в квартал!
Кто мне писал на службу жалобы?
Не ты?! Когда я их читал!

К тому же эту майку, Зин,
Тебе напяль — позор один.
Тебе шитья пойдёт аршин —
Где деньги, Зин?..

— Ой! Вань! Умру от акробатиков!
Смотри, как вертится, нахал!
Завцеха наш товарищ Сатюков
Недавно в клубе так скакал.

А ты придёшь домой, Иван,
Поешь — и сразу на диван,
Иль, вон, кричишь, когда не пьян...
Ты что, Иван?

— Ты, Зин, на грубость нарываешься,
Всё, Зин, обидеть норовишь!
Тут за день так накувыркаешься...
Придёшь домой — там ты сидишь!

Ну, и меня, конечно, Зин,
Всё время тянет в магазин,
А там — друзья... Ведь я же, Зин,
Не пью один!
1973

Случается, что любящим нужно пройти трудное испытание разлукой…

В. Высоцкий
Корабли постоят — и ложатся на курс...

Корабли постоят — и ложатся на курс,
Но они возвращаются сквозь непогоду...
Не пройдёт и полгода — и я появлюсь,
Чтобы снова уйти,
чтобы снова уйти на полгода.

Возвращаются все, кроме лучших друзей,
Кроме самых любимых и преданных женщин.
Возвращаются все, кроме тех, кто нужней.
Я не верю судьбе,
я не верю судьбе, а себе — ещё меньше.

И мне хочется верить, что это не так,
Что сжигать корабли скоро выйдет из моды.
Я, конечно, вернусь — весь в друзьях и в мечтах,
Я, конечно, спою — не пройдёт и полгода.

Я, конечно, вернусь — весь в друзьях и в делах,
Я, конечно, спою — не пройдёт и полгода.
1966


Р. Бёрнс
Подруга моряка

Чуть забудусь сном желанным,
John-Faed
The Parting of Evangeline 
and Gabriel.1870
Слышу гул морских валов.
Пусть мой друг за океаном
Будет счастлив и здоров.

Страх с надеждою счастливой
В сердце борются моем.
Над подушкой сиротливой
Тени шепчутся о нем.

Кто не знал тоски разлуки,
В чьей груди тревоги нет,
Счастья полный, чуждый муки
Любит солнечный рассвет.

Мне же ночь и сон милее,
Пусть не тает тьмы покров,
Чтобы слышала во сне я
Дальний плеск морских валов.

Конечно, сегодня мы лишь прикоснулись к огромному творческому наследию этих художников. Тем, которые они затронули в своих произведениях, гораздо больше.
Давным-давно уже нет на белом свете шотландца Роберта Бёрнса, и прошло более тридцати лет, как покинул мир Владимир Высоцкий. Но их след не растаял. Они по-прежнему делают своё великое дело: раскрывают нам душу, чтобы мы поняли о себе что-то новое и чтобы не забывали о свой человеческой сущности, стремились к тем самым «горам», без которых невозможен человек, если он хочет оставаться человеком.

В заключение не могу не предоставить слово и тем, кто написал в своё время замечательные и печальные строки об ушедших уже наших героях.
Джон Китс
О Роберте Бёрнсе, посетив его дом, с чувством высказался английский поэт-романтик Джон Китс.

В домике Роберта Бёрнса

Прожившему так мало бренных лет,
Мне довелось на час занять собою
Часть комнаты, где славы ждал поэт,
Не знавший, чем расплатится с судьбою.
                     
Ячменный сок волнует кровь мою.
Кружится голова моя от хмеля.
Я счастлив, что с великой тенью пью,
Ошеломлен, своей достигнув цели.
                     
И все же, как подарок, мне дано
Твой дом измерить мерными шагами
И вдруг увидеть, приоткрыв окно,
Твой милый мир с холмами и лугами.
                     
Ах, улыбнись! Ведь это же и есть
Земная слава и земная честь!
11 июля 1818 г.
(перевод С. Маршака)

О Владимире Высоцком было сложено огромное количество произведений, но для меня лично самым трогательным всегда было стихотворение Булата Окуджавы.
В. Высоцкий и Б. Окуджава












         
О Володе Высоцком
                    Марине Владимировне Поляковой

О Володе Высоцком я песню придумать решил:
вот еще одному не вернуться домой из похода.
Говорят, что грешил, что не к сроку свечу затушил...
Как умел, так и жил, а безгрешных не знает природа.

Ненадолго разлука, всего лишь на миг, а потом
отправляться и нам по следам по его, по горячим.
Пусть кружит над Москвою охрипший его баритон,
ну а мы вместе с ним посмеемся и вместе поплачем.

О Володе Высоцком я песню придумать хотел,
но дрожала рука и мотив со стихом не сходился...
Белый аист московский на белое небо взлетел,
черный аист московский на черную землю спустился.
 1980



Спасибо всем, кто дочитал до конца!

С уважением
ваша Агния


Использованные ресурсы:
Роберт Бёрнс:  http://az.lib.ru/b/berns_r/
Владимир Высоцкий: http://lib.ru/WYSOCKIJ/


Издания, которые имеются

Произведения В.С. Высоцкого
Высоцкий, В. С. Избранное / В. С. Высоцкий. – М., 1988. – 512 с.
Высоцкий, В. С. Нерв : стихи / В. С. Высоцкий. – 3-е изд. – М., 1989. –239 с.
Высоцкий, В. С. Поэзия и проза / В. С. Высоцкий. – М., 1989. – 448 с.
Высоцкий, В. С. Четыре четверти пути / В. С. Высоцкий. – М., 1989. – 286 с.

Книги о нём:
Вспоминая Владимира Высоцкого / сост. А. Н. Сафонов. – М., 1989. – 384 с.
В. С. Высоцкий : исследования и материалы. – Воронеж, 1990. – 192 с.
Владимир Высоцкий. Человек. Поэт. Актер / сост. Ю. А. Андреев, И. Н. Богуславский. – М., 1989. – 360 с.
Четыре вечера с Владимиром Высоцким : по мотивам телевизионной передачи / авт. и вед. Э. Рязанов. – М., 1989. – 270 с.

Некоторые статьи в периодических изданиях, которые могут быть использованы для проведения уроков:
Гранкин, А. «Сыновья уходят в бой» : музыкальная композиция по военным песням В.С. Высоцкого / А. Гранкин // Воспитание школьников. – 2008. – № 10. – С. 71-73.

Долгушев, В. Г. «За восемь бед – один ответ» : пословицы в поэзии Владимира Высоцкого / В. Г. Долгушев // Русская речь. – 2008. – № 4. – С. 119-121.

Макарова, Б. А. Баллада о Робине : литературно-музыкальная комозиция / Б. А. Макарова // Читаем, учимся, играем. – 2010. – № 4. – С. 33-39.

Прокофьева, А. В. Факультативный урок по фразеологии : стихотворение В. С. Высоцкого «Марш антиподов». III класс / А. В. Прокофьева // Начальная школа. – 2010. – № 1. – С. 44-48.

Семенова, А. Г. Столкновение поколений : В. С. Высоцкий «Случай в ресторане» / А. Г. Семенова // Литература в школе. – 2011. – № 4. – С. 15-16.

Сибиркина, Н. Урок по песням Владимира Высоцкого / Н. Сибиркина // Литература : прил. к газ. «Первое сент.» – 2008. – № 15. – С. 24-26.

6 комментариев :

  1. Невероятно интересный пост! Все хорошо: и подбор стихотворений, и их количество, достаточно редкие фотографии и великолепные репродукции картин, наконец, подкупающий авторский текст.
    Ну когда бы еще я почитала Бёрнса? А Высоцкого и читать, и слушать готова всегда, но "суета сует и всяческая суета" часто не дают этого сделать. А тут такой подарок - Ваш пост! Спасибо огромное!
    Немножко смущает сравнение одного поэта с другим, оно достаточно искусственное, особенно в литературной, а не биографической части. На мой дилетантский взгляд, поэзия Высоцкого намного глубже и трагичнее, несмотря на множество "юморных" стихов в его творчестве, да и любовная лирика тоньше и чувства глубже. Но это только мое мнение...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо за Ваше мнение и добрые слова!
      Касательно искусственности сравнения. Что ж, у каждого может быть свой взгляд на этот счёт. Но не забывайте, что здесь приведена лишь малая часть поэтического наследия Бёрнса! Наверное моя вина, что не смогла более широко представить его творческую палитру, но, поверьте, что в стихах великого шотландца глубины и тонкости тоже хватает. Просто не хотела сильно "грузить" читателей, ведь он всё-таки сейчас меньше известен у нас, чем Владимир Семёнович. Выбирала стихотворения чуть полегче, что ли.
      Нельзя, конечно, сбрасывать со счетов и 179 лет разницы, и специфику советских реалий, которые не могли не сыграть роли в тематике и используемых художественных приёмах.
      Напомню ещё, что устроители назвали фестиваль "Бернс & Высоцкий: одна душа — два поэта". Определённо не для красного словца, т.к. есть у этих поэтов что-то, не только биографически объединяющее...
      Хотя, разумеется, Высоцкий нам ближе и понятнее по крови, воспитанию и духу. Он ведь отражал наш, прости Господи, менталитет :)

      Удалить
    2. Дорогая Агния, огромное спасибо за замечательный пост! Очень люблю творчество Роберта Бёрнса, очень рада такому неожиданному подарку - встрече с любимым поэтом в виртуальном пространстве Вашего интереснейшего блога!Согласна с Вами, что Роберт Бёрнс и Владимир Высоцкий похожи своим творчеством. Помню,ещё в прошлом году,когда нашла в Интернете информацию о фестивале "Бернс & Высоцкий: одна душа — два поэта", тоже сначала была неожиданно удивлена. Потом, конечно же, рассказала об этом своим друзьям, которым, как и мне, посчастливилось побывать на литературном вечере, посвящённом поэзии Роберта Бёрнса))) С искренней благодарностью читаю вместе с Вами любимые строчки поэта:
      Р. Бёрнс
      Моё счастье

      Доволен я малым, а большему рад.
      А если невзгоды нарушат мой лад,
      За кружкой, под песню гоню их пинком —
      Пускай они к черту летят кувырком.

      В досаде я зубы сжимаю порой,
      Но жизнь — это битва, а ты, брат, герой.
      Мой грош неразменный — беспечный мой нрав,
      И всем королям не лишить меня прав.

      Гнетут меня беды весь год напролет.
      Но вечер с друзьями — и все заживет.
      Когда удалось нам до цели дойти,
      К чему вспоминать нам о ямах в пути!

      Возиться ли с клячей — судьбою моей?
      Ко мне, от меня ли, но шла бы скорей.
      Забота иль радость заглянет в мой дом,
      — Войдите! — скажу я, — авось проживем!

      Удалить
    3. Спасибо Вам за отклик, Ирина!
      Когда читаю такие слова, радуюсь. Радуюсь прежде всего за тех, о ком пишу. Если у них есть такие замечательные читатели и поклонники, значит не всё ещё потеряно, значит живы эти великолепные художники. А пока живы они - наши души "не бредят от удушья".

      Удалить
  2. Евгения Николаевна26 января 2013 г., 19:58

    Ваш материал, скажу честно, удивил! В эти дни юбилея Высоцкого, кажется, уже все о нем сказали, показали и спели, а вот сравнить его с шотладским поэтом - это, конечно, очень необычно и интересно. И правда, у них много общего и в жизни, и в творчестве, во всяком случае я в это поверила, прочитав Ваш текст. Спасибо, что напомнили о Р. Бернсе, он этого заслуживает! Ну а Владимир Высоцкий - это юность моя, а что может быть лучше юности? Спасибо Вам!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо Вам, Евгения Николаевна, что написали такие добрые слова!
      Действительно, говорится много, потому-то и хочется найти что-нибудь не совсем хрестоматийное, хотя это трудно.
      Ведь иногда, когда одно и то же много раз повторяется, возникает ощущение, что уже лишнее, уже надоело... Можно не только не привлечь, а отвратить, особенно молодых людей, для которых временнОй отрезок в 30 лет, прошедший после ухода Владимира Семёновича Высоцкого, гораздо длиннее их собственной жизни. Про Бёрнса я уж вообще промолчу :)
      Хочется, чтобы они увидели живые лица людей, услышали их живые голоса, а не просто глянцевые портреты в учебнике.
      Рада, если мне хоть чуть-чуть удалось это сделать.

      Удалить