понедельник, 4 февраля 2013 г.

Дорожить надо каждым днём своей жизни


Фото М.Пришвина
До чего же часто случается, что мы читали в детстве какие-то литературные произведения, они нам нравились, а, повзрослев, автора назвать не можем. Или можем, но, кроме имени и портрета с благообразным выражением лица, не помним о нём ничего. Только через много лет узнаём, что не всё так просто было в жизни этого человека. Его личность гораздо больше, чем могло вместить наше детское сознание… 
Всегда увлекалась книгами о природе, о животных. Потому не обошла стороной и произведения Михаила Михайловича Пришвина. Они всегда как-то завораживали своей простотой и наглядностью. Будто видишь всё, о чём писатель рассказывает, будто чувствуешь ароматы лесные, слышишь звуки.
А попробуйте спросить себя, что вы знаете об этом писателе? Я себя спросила. Ответ приводить не буду. Сейчас пытаюсь наверстать упущенное. С удовольствием и удивлением.

О нём издано немало воспоминаний, но они до того эмоционально противоположно заряжены, что может показаться, что речь идёт о разных людях. Мне, к счастью, в руки попалась книга писателя и литературоведа Алексея Варламова «Михаил Пришвин : биография» (М. : Эксмо, 2010 – 672 с. (Лауреаты литературных премий).

Кстати, её журнальный вариант публиковался в журнале «Октябрь» (2002, № 1). В рассказе буду во многом опираться на почерпнутые там сведения, потому что автору удалось передать всю многогранность характера  своего героя.
Мы же понимаем, что на чёрное и белое ни мир, ни человек не делится. А характер у Пришвина был непростой! И судьба тоже. Писатель прожил порой трагическую, порой печальную, но в целом замечательную жизнь.
Начало её сулило только хорошее.

Мальчик родился 4 февраля (23 января по старому стилю) 1873 года в купеческой семье. Произошло это в селе Хрущево, Соловьевской волости, Елецкого уезда, Орловской губернии (если говорить об Орловщине, то подарила она миру множество замечательных поэтов и писателей: Ф.И. Тютчев, И.С. Тургенев, А.А. Фет, Н.С. Лесков, И.А. Бунин, Л.Н. Андреев, М.М. Пришвин. И этот список нельзя назвать полным!).
Казалось бы, путь вполне определён и ясен.
«Мне выпала доля родиться в усадьбе с двумя белыми каменными столбами вместо ворот, с прудом перед усадьбой и за прудом – уходящими в бесконечность чернозёмными полями. А в другую сторону от белых столбов – в огромном дворе, тесно к садам, стоял серый дом с белым балконом.
В этом большом помещичьем доме я и родился.
С малолетства я чувствовал себя в этой усадьбе ряженым принцем, и всегда мне хотелось раздеться и быть простым мужиком или сделаться настоящим принцем, как в замечательной детской книге «Принц и нищий».
Но отец, когда мальчик был ещё совсем мал, «проиграл в карты большую сумму. Чтобы уплатить долг, пришлось продать весь конский завод и заложить имение по двойной закладной. Тут-то вот и начинать бы отцу новую жизнь, полную великого смысла в победах человеческой воли. Но отец не пережил несчастья, умер, и моей матери, женщине в сорок лет с пятью детьми мал мала меньше, предоставил всю жизнь работать «на банк».
Так началась у осиротевшей семьи другая жизнь. Мать долгие годы была вынуждена расплачиваться по долгам мужа, но смогла поднять имение и поставить на ноги пятерых детей (четыре сына и дочь: Александр, Николай, Михаил, Сергей и Лидия), дав им приличное образование. Не удивительно, что именно мать была очень важным человеком в жизни будущего писателя.
Мария Ивановна Пришвина, мать писателя
«Конечно, как хозяйка, мать была скуповата, – писал Пришвин, – но нам казалось, что плохой кусок доставался не от нее, а от самой курицы, утки, индейки. А мать была героическая здоровая женщина, как бы созданная для трудовой победы над отцовским наследием. Я был любимым сыном своей матери, мне кажется, она передала мне свой завет: продолжать эту борьбу за жизнь».
Первоначальное образование мальчик получил с крестьянскими детьми в сельской школе, а потом его отправили в Елецкую гимназию, которая сыграет в жизни Пришвина определяющую роль.
Современный вид на Елец


Здание бывшей гимназии, где учился М. Пришвин и преподавал В. Розанов.
Ныне в этом здании школа № 1 им. М.М. Пришвина


Именно здесь суждено было оказаться трём удивительным личностям – самому Михаилу Пришвину, Ивану Бунину и Василию Васильевичу Розанову. Первым двоим в качестве учеников, а третьему – в качестве их учителя географии.
В. В. Розанов
Василий Розанов – это учёный мирового масштаба, русский религиозный философ, литературный критик и публицист, но как учитель он зарекомендовал себя не самым наилучшим образом. Да и сам признавал: «Служба была так же отвратительна для меня, как и гимназия». И надо же было случиться, что именно этот учитель встретился на пути Миши Пришвина. Сначала став его «спасителем», а позже – «карающим мечом».
Об этом отрезке жизни Михаил Михайлович помнил до конца своих дней и, скорее всего, стал именно тем, кем стал, благодаря череде случившихся тогда событий. Он неоднократно приводил их версии в разных своих произведениях и воспоминаниях. Но многое, пожалуй, так и останется навек неразгаданным или не совсем однозначным, потому что между Розановым в жизни, трактовке его образа на страницах дневника Пришвина и в его же автобиографическом романе «Кащеева цепь» наблюдаются явные расхождения.
Словом, (не вдаваясь в подробности) дело было так. Несколько учеников Елецкой гимназии собрались убежать «в Азию». Причины их на это толкнули разные. В частности интересующий нас Михаил Пришвин бежал по причине катастрофической ситуации с успеваемостью по латыни и Закону Божьему (надо сказать, что учился будущий писатель из рук вон плохо и даже остался в третьем классе на второй год!). Однако беглецы вскоре были пойманы и возвращены. Началось разбирательство – со стороны преподавательского состава, и насмешки – со стороны гимназистов («Поехал в Азию, приехал в гимназию»). И в этот трудный момент Розанов, по словам Пришвина, заявил и учителям и ученикам, «что побег этот не простая глупость, напротив, показывает признаки особой высшей жизни в душе мальчика». Далее писатель добавляет: «Я сохранил навсегда благодарность к Розанову за его смелую по тому времени необыкновенную защиту».
Но сотрите улыбки умиления со своих лиц! Наступило время рассказать о (мягко говоря!) печальной странице отношений Пришвина и Розанова. До того печальной, что в уже упомянутом романе «Кащеева цепь», написанном через несколько лет после смерти Розанова, его образ никак нельзя отнести в номинацию «Любимому учителю от благодарного ученика».
«На другой день, как всегда, очень странный, пришел в класс Козел, весь он был лицом ровно-розовый с торчащими в разные стороны рыжими волосами, глаза маленькие, зеленые и острые, зубы совсем черные и далеко брызгаются слюной, нога всегда заложена за ногу, и кончик нижней ноги дрожит, под ней дрожит кафедра, под кафедрой дрожит половица».
В.В.Розанов
Как вам описание? И что же заставило ТАК показать своего учителя?
Свидетельств и фактов, которые бы на гарантированные 100 % объясняли ситуацию, к сожалению, нет. Да ещё и нельзя забывать, что, как пишет в своей книге А. Варламов, «начиная с азиатского побега и до конца своих дней Пришвин был великим жизнетворцем и мистификатором. Сделав себя главным героем своих произведений, он не просто описывал свою жизнь, но выстраивал ее как роман».
Чем мы располагаем? У нас есть исследования учёных и их версии. Есть наброски к «Кащеевой цепи». И есть докладная записка Розанова. На них и приходится ориентироваться.
Надо признать, что Пришвин был трудным подростком. Учился он катастрофически плохо. Найденные в архивах документы гласят, что комиссия педагогов вынесла заключение: «Безнадёжен (по малоспособности)» (Помните об этом, учителя! Может быть ученики, кажущиеся вам отпетыми оболтусами, в будущем станут совсем не дворниками:))
И ведёт он себя тоже не идеально. Как говорил позднее о том роковом моменте сам писатель: «Мучаюсь, что огорчаю мать единицами за успехи, и за поведение (…) В четвёртом классе я говорю Розанову дерзость: «Если вы мне выведете двойку по географии, я не знаю, что я сделаю».
По версии, приведённой в книге В. Курбатова (на основе розысков в местных архивах), формулировка была куда более жёсткой: «Слушайте, Козёл! Если вы не прекратите придираться ко мне, я вам морду разобью!»
Взбешённый учитель ставит условие: «Или он, или я».
Существует и его докладная записка, описывающая происшествие.
«Честь имею доложить Вашему Превосходительству о следующем факте, случившемся на 5 уроке 18 марта в IV классе вверенной Вам гимназии: ученик сего класса ПРИШВИН Михаил, ответив урок по географии и получив за него неудовлетворительный балл, занял свое место за ученическим столом и обратился ко мне с угрожающими словами, смысл которых был тот, что если из-за географии он не перейдет в следующий класс, то продолжать учиться он не станет, а выйдя из гимназии, расквитается со мною. «Меня не будет, и вас не будет», говорил он, между прочим. Затем сел, и так как тишина класса не нарушалась, то я продолжал урок, до конца которого оставалось несколько минут. Через небольшой промежуток времени он встал и попросил извинения, ссылаясь на то, что о поступке его будет доложено Вашему Превосходительству. Он исполнил мое желание, еще раз сказав, что, принеся извинения перед всем классом, исполнил то, что от него требовалось, и по тону слов его было видно, что он считает это извинение почти заглаживающим вину. В субботу я остаюсь после 5-го урока дежурным с арестованными учениками, между которыми был и ПРИШВИН Михаил (за 2 по географии, по желанию, ранее выраженному г. классным наставником). Передавая ему запись, в которой родители извещались о его аресте и причине оного, я спросил его, что побудило его к поступку такой важности, и, указав ему на тон извинения, спросил его, какие вообще представления он имеет о себе и других людях, с которыми ему приходится вступать в отношения. Он высказал, что вообще не считает кого бы то ни было выше себя; что же касается до самого поступка, то он сделан был для того, чтобы выдаться из учеников, показав им, что он способен сделать то, что никто из них не решился бы. Считая самый поступок выходящим из ряда обычных явлений гимназической жизни, а объяснения, его сопровождавшие, в высшей степени значительными с нравственно-воспитательной точки зрения, я почел своим долгом обо всем этом доложить Вашему Превосходительству, как высшему руководителю гимназической жизни и охранителю дисциплины в ней. Преподаватель В. Розанов. 20 марта 1889 г.».
Задиристый ученик нахамил своему учителю, а тот (как мы знаем, будущий философ с мировым именем, т.е. личность далеко не ординарная), хорошо понимая, что ломает жизнь юному человеку, настаивает на исключении. И ведь сам он был, по собственному же признанию, в своё время столь же дерзок с преподавателями и недостаточно прилежен в учении! Но никакие доводы не смогли изменить позиции Розанова в ту минуту…
Одним словом гимназиста Михаила Пришвина исключили с волчьим билетом, без права поступления в другие учебные заведения этого типа. Судьба его вновь совершила крутой вираж. На долгие годы поселилась в душе обида и боль. Ко всему прочему Розанов бросил тогда о своём ученике: «Из него всё равно ничего не выйдет!» Это сильно ранило мальчика. «И как и сколько времени болела эта фраза в душе…» Он всегда был чуток к слову.
А в одном из писем Пришвин говорил: «Нанёс он мне этим исключением рану такую, что носил я её не зажитой и не зашитой до тех пор, пока Василий Васильевич, прочитав мою одну книгу, признал во мне талант и при многих свидетелях каялся и просил у меня прощения («Впрочем, сказал, это Вам, голубчик Пришвин, на пользу пошло»)».
Да, через много лет учитель и ученик встретятся, попросят друг у друга прощения за прошлое, но никакой дружбы у них не получится, хотя жили они в одном городе, состояли в Санкт-Петербургском религиозно-философском обществе.
И ещё один потрясающий факт приведу, завершая тему их взаимоотношений. По старому стилю дата смерти В.В. Розанова совпадает с днём рождения М.М. Пришвина – 23 января. По новому стилю – расходятся на один день: 4 февраля родился Пришвин, 5 февраля умер Розанов.
Дальнейшая жизнь будущего писателя складывалась очень трудно. Лишённый возможности закончить обучение в Елецкой гимназии шестнадцатилетний недоросль уехал к дяде в Сибирь.
Игнатов И. - владелец механического судостроительного завода,
дядя М. Пришвина
Это было его настоящее путешествие в Азию, которое так бесславно закончилось в детстве. Там, в Тюмени, он закончил реальное училище, где был в числе лучших учеников.
В тот момент ему уже исполнилось 19 лет. Затем после некоторых перемещений по стране поступил в Рижский политехнический институт. Там увлёкся марксизмом, и политические взгляды довели молодого бунтаря до тюремного срока. Освободился  сначала из заключения, а потом и от марксистских настроений. В 1921 году Пришвин высказался по этому поводу так: «Я пережил Маркса в юности. И я наверное знаю, что все, верящие теперь в Маркса, как только соприкоснуться с личным творчеством в жизни, оставят это мрачное учение».
А тогда, вернувшись в Елец, он по-прежнему ещё очень далёк от литературы, а ведь ему уже 27 лет! В нём зреет отчаяние, потому что он по всем приметам типичный неудачник, не имеющий ни достигнутых профессиональных высот, ни любви, ни семьи.
Михаил Пришвин едет в Германию, где поступает на агрономическое отделение Лейпцигского университета. За границей он не только учится, но и встречает свою первую любовь. Любовь, хотя и платоническую, но очень сильную и во многом формирующую его судьбу, как и давнее исключение из гимназии.
К сожалению, изображения Варвары Измалковой, поразившей сердце будущего писателя, не сохранились. «Я её так полюбил, навсегда, что потом, не видя её, не имея писем о ней, четыре года болел ею и моментами был безумным совершенно и удивляюсь, как не попал в сумасшедший дом». Почему они расстались? Наверное, он для неё был слишком ненадёжным, слишком большим фантазёром. Уже тогда, по-видимому, почувствовала она его творческую натуру, не вписывающуюся в рамки обыденного течения жизни. 
В своём дневнике Пришвин напишет:
«Ей хотелось обыкновенного мужа. Она мне представилась двойною. Она сама мне говорила об этом:
– Поймите, в действительности я одна, а та другая есть случайность. Это то лучшее, что останется с вами всегда, что вы от меня отняли.
И вот это лучшее действительно со мной. Это то, что помогает мне писать, что вдохновляет меня».
Варвара не смогла стать для него той, какую он представлял и видел в ней. Она ответила отказом. Это стало для влюблённого ударом. Но то горячее чувство «запустило» механизм всей его дальнейшей судьбы. 
Оно стало причиной неудачи в семейной жизни. Вернувшись в Россию, Пришвин с горя женился на крестьянке Ефросинье Смогалёвой. Они прожили много лет, у них родились дети, но не было любви и родства душ, не было настоящего семейного счастья. 
Дом в Загорске. Женщина с шалью - жена Ефросинья Павловна
Оно же, это чувство к Прекрасной Даме, пробудило литературный дар…
Но вновь дадим слово Пришвину: «Получив диплом агронома, я вернулся и начал свою жизнь в России, работал земским агрономом в городе Клину и как исследователь на опытной станции в Луге, предварительно некоторое время занимался в лаборатории профессора, ныне покойного академика Д. Прянишникова в сельскохозяйственной академии в Москве. В это время сотрудничал в агрономических журналах и написал даже книгу «Картофель в полевой и огородной культуре».
(…)«Среди практических дел, сам не зная для чего, я записывал слова, поверья, мифы. Это привело меня сначала к занятиям этнографией, а потом и литературой. Литература была для меня как бы найденной «Страной золотых гор». После некоторого периода борьбы с острой нуждой я получил возможность заниматься литературой и совершать отдаленные поездки».
Добрались мы наконец до того момента, когда начинается писательская жизнь Михаила Михайловича Пришвина.
«Я выбрал писательство для того, чтобы не зависеть от начальников в казенной службе и как-нибудь прокормиться».
Ему было за 30 лет, когда впервые напечатали его рассказ. А до этого он прошёл долгий путь: поездки в Среднюю Азию, на Дальний Восток, Кавказ, в Крым, по Русскому Северу, где он наблюдает, впитывает, записывает. 
Записные книжки М. М. Пришвина
«Мои читатели не раз отмечали, что у меня какой-то особенный глаз, схватывающий на земле самое главное. Эта способность позволила мне схватывать любой ландшафт в очень короткое время, и вот этому особенно удивлялись». Да, он очень внимателен к подробностям, и это делается его неотъемлемой чертой на всём протяжении творческой жизни.








Книги о природе существовали и до него, но никто раньше не умел так описать лес, животных, эту потаённую природную жизнь.


Много ещё предстояло пережить Михаилу Михайловичу Пришвину: литературную славу и серьезные конфликты, запутанные личные отношения, две мировые войны, невероятную взаимную любовь на склоне жизни...
Удивительным документом можно назвать дневники писателя. Приведенные ниже отрывки – лишь малая толика этого произведения.  

Дорога к другу (Дневники)

Мне хочется ... сказать, что здоровье человека не в сердце, не в почках, не в корнях, не в листве или в спине. Конечно, слов нет, хорошо человеку, если у него все это тоже здорово, как у быков. Но самая суть чисто человеческого здоровья – это когда его неудержимо тянет сказать что-то хорошее другому человеку, как будто это даже закон: раз мне – то должно и всем хорошо!
М.М.Пришвин и поэт В.Боков (30-е гг)
Если поблизости нет человека, чтобы вместе порадоваться, то один пишет другому письмо или поет ему песенку. Так здоровый человек встречает весну, хотя пусть он на костылях или ему много лет и за молодым бежать он не может.
Это нужно понять молодым, что, при утрате чего-нибудь внешнего в человеческом здоровье, образуется внутри его какая-то замена, и часто замена эта ведет его к такому лучшему, что о старом он не горюет и молодым не завидует.

РАДОСТЬ
Радости жизни нельзя навсегда удержать у себя: радость приходит и уходит, как гость. Но этот чудесный гость у хороших людей оставляет после себя благодарность, и ею создается, ею питается продолжение жизни...

ПРИРОДА
В лес вы идете за дровами, за грибами, за ягодами, или только послушать, о чем шепчутся деревья, птицы поют, и поглядеть, как звери выходят на тропы? Вы отвечаете, что идете в лес для него самого: хотите лес понять, каким он есть сам по себе.
А человек – разве это еще не больше, не таинственней леса? Так идите же к человеку тоже не за чем-нибудь, а к нему самому.

О СОБАКЕ
Мой лечащий врач N очень правдива и дельная, но ужасно, недопустимо необразованна. Я прошлый год подарил ей свою книгу «Жень-шень». Теперь она призналась, что не прочла: «Десятки раз принималась и все бросала, плачу, а читать не могу».
– Вы, наверное, – сказал я, – собак не любите?
– Собак терпеть не могу.
– Все понятно, – ответил я, – кто собак не любит, то почему-то всегда не любит и моих рассказов.
И рассказал ей, как одна женщина, жена моего ученика, упрекала меня за то, что я пишу о белках, что нужно писать о полезных животных, например, о коровах.
– Вот, – сказал я N, – она тоже не любила и собак.
Ничего бы я не имел против возражения полезностью, если б не знал твердо, что все эти, вопиющие к полезности, бросают все на свете, когда находят подходящую себе литературу: бульварные романы о небывалом, отрывающие их от повседневности и уносящие в иные миры...




ЛЮБОВЬ
В.Д.Лебедева

Большая вода выходит из своих берегов и далеко разливается. Но и малый ручей спешит к большой воде и достигает даже и океана.
Только стоячая вода остается для себя стоять, тухнуть и зеленеет.
Так и любовь у людей: большая обнимает весь мир, от нее всем хорошо. И есть любовь простая, семейная, ручейками бежит в ту же прекрасную сторону.
И есть любовь только для себя, и в ней человек тоже, как стоячая вода.
М.М.Пришвин с женой
Валерией Дмитриевной
(…)
...Тот человек, кого ты любишь во мне, конечно, лучше меня: я не такой. Но ты люби, я постараюсь быть лучше себя.
(…)
Нам почему-то кажется, если это птицы – то они много летают, если это лани или тигры, то непрерывно бегают, прыгают. На самом деле птицы больше сидят, чем летают, тигры очень ленивые, лани пасутся и только шевелят губами.
Так и люди тоже.
Мы думаем, что жизнь людей наполняется любовью, а когда спросим себя и других – кто сколько любил, и оказывается – вот так мало! Вот как мы тоже ленивы!

ДИТЯ
Это очевидно, что в детях мы любим не просто одно то, что они маленькие. Мы любим в них именно то прекрасное, что было у нас или около нас в нашем детстве.
Мы любим в детях то самое, что храним в себе с детства как лучший дар нам от жизни, и эту нашу прелесть стараемся по-разному воплотить: одни, и этих большинство, определяются с этим даром в семье, другие, кому семейное счастье недоступно, достигают его в искусстве. Третьи, не исчерпываясь до конца ни в семье, ни в искусстве, хранят своего младенца в себе до глубокой старости, и это их делает мудрецами.
Начинаю понимать, что я не просто живым детям пишу, а тем, которые остаются, сохраняются и не сохраняются, вернее сказать: какие должны бы у всех нас для нашего счастья сохраняться в душе. Может ли быть художник в любом искусстве без такого ребенка в душе? Едва ли...

ДОБРО И КРАСОТА
Когда навстречу прекрасному в природе душа моя расширяется, я верю, что это прекрасное существует в мире само по себе и я лишь просто его принимаю в себя.
Когда мне становится худо и на глаза попадается все некрасивое и недоброе, то виновником этого состояния я считаю себя: это я такой и этими глазами смотрю на мир.
В этом заключаются все правила моей гигиены, и только благодаря этому я в творчестве своем движусь вперед.
(…)
...Красота далеких стран непрочная, потому что всякая далекая страна рано или поздно должна выдержать испытание на близость. Потому истинную прочную красоту художник должен открывать в близком и повседневном.

СЧАСТЬЕ
Счастье везде одинаково, и в природе и в человеческом обществе. Это неведомая нам рука бросает тысячи семян, чтобы одно проросло, и когда оно прорастет – это счастье. Так елки сеют своими шишками, осинки, одуванчики. Так тысячи тысяч людей берутся за кисть, за перо, за смычок, чтобы один вырос и дал новый посев.

ДРУГ
Было во время дождя: катились навстречу друг другу по телеграфной проволоке две капли. Они бы встретились и одной большой каплей упали на землю, но какая-то птица, пролетая, задела проволоку, и капли упали на землю до встречи друг с другом.
Вот и все о каплях, и их судьба для нас исчезает в сырой земле. Но по себе мы, люди, знаем, что нарушенное движение двух навстречу друг другу и там, в этой темной земле, продолжается.
И так много волнующих книг написано о возможности встречи двух стремящихся одно к другому существ, что довольно бегущих по проволоке двух дождевых капель, чтобы заняться новой возможностью встреч в судьбе человеческой.
Лучшее движение души русского человека это к другу, за друга (выручить, вызволить, постоять за).

«Ко дню моего восьмидесятилетия, написал М. М. Пришвин, незадолго до своей смерти, собралось множество поздравительных писем и телеграмм. Они приносили мне пожелания долгих лет жизни.
 Я благодарил всех, а сам думал про себя: «Я теперь опираюсь не на количество лет, а на качество дней своих».
 Дорожить надо каждым днём своей жизни. Этого я желаю и вам, мои молодые друзья».

Мы сегодня о слишком многом не успели поговорить, но пора остановиться...
Писатель ушёл из жизни 16 января 1954 г. (на 81 году жизни).
Ещё одно невероятное совпадение дат. Именно в этот день в 1940 году он, 67-летний, встретил Валерию Дмитриевну Лебедеву, женщину своей мечты, которую всю жизнь ждал и искал. Женщину, ставшую его последней, счастливой и неугасимой любовью... 


А мы прислушаемся к словам человека, прошедшего долгий жизненный путь, и попробуем их не забывать.

И спасибо всем, кто дочитал до конца!


С уважением

ваша Агния

В фонде отдела общественных и педагогических наук ЗНБ есть много изданий, как принадлежащих перу М. М. Пришвина, так и посвященных его жизни и творчеству.

Произведения М. М. Пришвина

Пришвин, М. М. Собрание сочинений : в 8 т. / М.М. Пришвин. – М., 1982.
Пришвин, М. М. Избранные произведения : в 2 т. / М.М. Пришвин. – М., 1951-1952.
Пришвин, М. М. В краю дедушки Мазая : рассказы / М.М. Пришвин. – Архангельск, 1981. – 159 с.
Пришвин, М. М. Весна света : избранное / М.М. Пришвин. – М., 1955. – 669 с.
Пришвин, М. М. Глаза земли / М.М. Пришвин. – М., 1957. – 465 с.
Пришвин, М. М. Дорога к другу : дневники / М.М. Пришвин ; сост. А. Григорьев. – Л., 1978. – 190 с.

и мн. др.

Использованные ресурсы:

Некоторые фотографии с сайта

2 комментария :

  1. Агния, спасибо огромное за такого знакомого незнакомого Пришвина! Последний раз еще в школе читала его книжки, и был он для меня всего лишь писателем-натуралистом. А личность-то, оказывается, совершенно незаурядная! Обязательно почитаю его дневники, думаю, они будут "Кладовой мудрости". А Вам, Агния, особый респект за столь интересную подачу материала!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. У меня от него осталось точно такое же расплывчатое воспоминание со школы. Помнила фотографию, да ещё то, что рассказы интересные. А тут была просто сражена. О жизни Пришвина я упомянула лишь вскользь. На самом деле там ещё много чего было! И дневники очень глубокие! Надеюсь, не пожалеете, если всё-таки выберете время почитать.

      Удалить