воскресенье, 15 декабря 2013 г.

«В живых сердцах оставить свет…»

И вновь об именах. Сегодня настала пора для прекрасного женского имени Мария.
В переводе с древнееврейского оно означает «горькая, печальная» (в некоторых источниках ещё и «любимая»). Однако (наперекор "грустному" значению имени) его обладательницы отличаются жизнерадостностью, эмоциональностью и доброжелательностью. Они общительны, готовы дарить окружающим своё душевное тепло. Среди «минусов» характера называют некоторые обидчивость и беспечность. Но мы не будем их за это строго судить, правда? :)


Именины Марии встречаются в календаре каждый месяц и, чаще всего, не один раз.
8 января, 12 января, 31 января,
8 февраля, 19 февраля, 25 февраля,
2 марта, 20 марта,
2 апреля, 14 апреля, 21 апреля, 25 апреля,
10 мая, 17 мая,
5 июня, 11 июня, 15 июня, 17 июня, 20 июня, 22 июня, 24 июня, 25 июня,
17 июля, 25 июля,
4 августа, 18 августа, 22 августа, 24 августа,
28 сентября,
2 октября, 11 октября, 21 октября,
11 ноября,
15 декабря
Напомню, что отмечаются, конечно, не все именины подряд, а лишь ближайшие после дня рождения каждого конкретного человека.

Сегодняшние наши героини – две Марии, судьбы которых при всей их непохожести всё-таки имеют некоторые точки соприкосновения. Обе они (хотя и по-разному) связаны с поэзией и, можно сказать, находятся чуть в тени тех, кто... 

А впрочем, если не возражаете, начнём!


«Мы сидели за изящно убранным чайным столом. Светский улей уже зажужжал; (…) когда дверь из передней отворилась, и вошла незнакомая дама в чёрном кружевном платье. Её лёгкая походка легко несла её довольно полную, но прямую и изящную фигуру.
Макаров И. А.
Портрет М. А. Гартунг. 1860
Меня познакомили с ней. Лев Николаевич ещё сидел за столом. Я видела, как он пристально разглядывал её.
- Кто это? – спросил он, подходя ко мне.
- M-me Гартунг, дочь поэта Пушкина.
- Да-а, – протянул он, – теперь я понимаю… Ты посмотри, какие у неё арабские завитки на затылке. Удивительно породистые.
Когда представили Льва Николаевича Марии Александровне, он сел за чайный стол около неё; разговора их я не знаю, но знаю, что она послужила ему типом Анны Карениной, не характером, не жизнью, но наружностью.
Он сам признавал это».


Конечно, вы догадались, что участниками описанного эпизода были Лев Николаевич Толстой и Мария Александровна Пушкина (в замужестве Гартунг). Осталось добавить, что приведенная цитата взята из замечательной книги воспоминаний «Моя жизнь дома и в Ясной Поляне», автором которой является сестра жены Толстого, Татьяна Андреевна Кузминская (между прочим, ставшая прототипом Наташи Ростовой).

Дополним портрет дочери великого поэта ещё одним штрихом. На этот раз слово правнучке Пушкина Софье Павловне Воронцовой-Вельяминовой.
«Я много раз слышала от своей матери, внучки А. С. Пушкина, что Толстой изобразил дочь Пушкина М. А. Гартунг, в Анне Карениной. Я хорошо помню тётю Машу на склоне лет, до самой старости она сохранила необычайно лёгкую походку и манеру прямо держаться. Помню её маленькие руки, живые, блестящие глаза, звонкий молодой голос».

Что мы ещё знаем о дочери Александра Сергеевича?
Мария Александровна (19.05.1832-7.03.1919) была старшей среди четырёх детей в семье Пушкиных.

H. И. Гнедич (русский поэт, переводчик «Илиады»)– Пушкину.
26 мая 1832 г. Петербург.
Пушкин, прийми от Гнедича два в одно время привета:
Первый привет с новосельем; при нем, по обычаю предков,
Хлеб-соль прийми ты, в образе гекзаметрической булки;
А другой привет мой с счастьем отца, тебе новым,
Сладким, прекрасным, и самой любви удвояющим сладость!
Томас Райт.
Портрет Марии Пушкиной. 1844

Кто бы мог представить тогда, что крошечная девочка, которой посвящены эти шутливые строки в стиле древнегреческого эпоса, дочь великого поэта Александра Сергеевича Пушкина, проживёт долгую и непростую жизнь, а закончит её уже в стране с названием Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика!
Но всё это будет потом, а пока…

Надо сказать, что имя Мария, было одним из самых любимых Пушкиным женских имён (оно часто встречается и в его произведениях). Так звали и бабушку Александра Сергеевича, Марию Алексеевну Пушкину-Ганнибал, в честь которой он назвал первую дочь.

Из письма В. Ф. Вяземской (4 июня 1832 г.):
«…представьте себе, что жена моя имела неловкость разрешиться маленькой литографией с моей особы. Я в отчаянии, несмотря на всё свое самомнение».
(В подлиннике: «…imaginez-vous que ma femme a eu la maladresse d’accoucher d’une petite litographie de ma personne. J’en suis au désespoir malgré toute ma fatuité»).

Шутки шутками, но поэт хорошо понимал, что для девочки быть на него похожей – чревато печальными последствиями. :) Но любовь совершает настоящие чудеса! Все дети Пушкиных, счастливо соединив в себе внешние черты отца и матери, отличались большой привлекательностью, и даже красотой, не говоря уж об их замечательных человеческих качествах.



Отец очень любил свою Машу, «беззубую Пуськину». Уезжая из дома по делам, беспокоился о ней, спрашивал, благословлял в письмах к жене. Это очень трогательные строки, в которых отразилась нежность любящего отца.

Из писем к Н. Н. Пушкиной:
«Помнит ли меня Маша, и нет ли у ней новых затей?» (21 августа 1833 г.).

«Здоровы ли все вы? Дорогой я видел годовую девочку, которая бегает на карачках, как котёнок, и у которой уже два зубка. Скажи это Машке» (8 сентября 1833 г.).

«Говорит ли Маша? ходит ли? что зубки?» (11 октября 1833 г.).

«Кланяйся сестрам. Попроси их от меня Машку не баловать, т. е. не слушаться её слез и крику, а то мне не будет от неё покоя» (28 апреля 1834 г.).

«Мой ангел! поздравляю тебя с Машиным рождением, целую тебя и её. Дай бог ей зубков и здоровья»(18 мая 1834 г.).

«Благодарю тебя, мой ангел, за добрую весть о зубке Машином. Теперь надеюсь, что и остальные прорежутся безопасно» (не позднее 29 мая 1834 г.).

«Целую Машу и заочно смеюсь ее затеям. Она умная девчонка, но я от нее покамест ума не требую; а требую здоровья» (не позднее 26 июля 1834 г.).

Можно найти упоминания о дочери и в переписке с близкими и знакомыми.

Из письма к П. А. Осиповой (не позднее 15 мая 1833 г.):
«Моя дочь в течение последних пяти-шести дней заставила нас поволноваться. Думаю, что у нее режутся зубы. У нее до сих пор нет ни одного. Хоть и стараешься успокоить себя мыслью, что все это претерпели, но созданьица эти так хрупки, что невозможно без содрогания смотреть на их страданья».
(В подлиннике: «Ma fille nous a donné de l’inquiétude pendant ces cinq ou six jours. Je suppose qu’elle fait ses dents. Elle n’en a pas une seule jusqu’à présent. On a beau se dire que tout le monde a passé par là, mais ces créatures sont si frêles, qu’il est impossible de ne pas trembler en les voyant souffrir».)

Из письма к тёще Н. И. Гончаровой (14 июля 1835 г.):
«Маша просится на бал и говорит, что она танцевать уже выучилась у собачек. Видите, как у нас скоро спеют; того и гляди будет невеста».

К сожалению, уже слишком мало времени оставалось тогда у Александра Сергеевича и на творчество, и на общение с любимой семьёй. Увидеть Машу невестой было ему не суждено, потому что случилось это лишь в 1860 году, когда ей исполнилось 28 лет.

Ланской Н. П.
Мария Александровна
Пушкина. 1852
Почему так долго ждала она своего счастья? Ведь всем была хороша дочь Пушкина: получила, хотя и домашнее, но вполне приличное для девушки того времени образование, несомненно, была умна и очень обаятельна. Недаром же удостоилась с 1852 году чести войти в число фрейлин императрицы.
Кто может сказать наверняка! Может быть, дело в её характере, свободолюбивом и независимом, унаследованном от отца. Может быть, в том, что не считала возможным выйти замуж без любви, а единственный всё не встречался.
Л. Н. Гартунг
Но конногвардейский офицер Леонид Николаевич Гартунг сумел покорить её сердце. Несмотря ни на какие обстоятельства, их жизнь складывалась неплохо. Муж – благородный генерал-майор, жена – обаятельная хозяйка гостеприимного дома. Правда, у семейной пары за многие годы совместной жизни так и не родились дети, но, судя по некоторым свидетельствам, это не сильно их огорчало.
В 1875 году Леонид Николаевич стал начальником Московского коннозаводства, а в 1877-ом случилась настоящая беда. Гартунга обвинили в финансовых махинациях и привлекли к суду.
Как истинно порядочный человек, понимающий до какой степени опозорено его имя, он застрелился прямо в здании суда. При нём нашли записку: «Клянусь Всемогущим Богом, я ничего не похитил по настоящему делу. Прощаю своих врагов».
Генерала похоронили с почестями. Мария Александровна осталась одна, потрясённая, но не сломленная.

«Я была с самого начала процесса убеждена в невиновности в тех ужасах, в которых обвиняли моего мужа. Я прожила с ним 17 лет и знала все его недостатки; у него их было много, но он всегда был безупречной честности и с добрейшим сердцем. Умирая, он простил своих врагов, но я, я им не прощаю» (из письма М. Гартунг И. Н. и Е. Н. Гончаровым 24 октября 1877 года).


Больше замуж Мария Гартунг не выходила, и жизнь её сильно отличалась теперь от привычной жизнь фрейлины и генеральской супруги.
Племянница Е. Н. Бибикова свидетельствует: «Ей назначили пенсию в 200 руб. в месяц, на которую она жила в Москве, на Кисловке в доме Базилевского, снимая меблированную комнату, и жила очень скромно. Лето проходило в деревне у сестер, и это составляло ей экономию на зиму».

Кроме того, М. Гартунг занималась тем, что помогала овдовевшему брату Александру воспитывать детей (их было 11).
Много времени уделяла Мария Александровна и делам, касающимся памяти её гениального отца. Например, до 1910 года была почетным попечителем и председателем первой Общественной библиотеки имени Пушкина (позже она отошла от дела, т. к. ей стало трудно справляться со своими обязанностями по состоянию здоровья).
Присутствовала на разнообразных мероприятиях, посвященных Александру Сергеевичу. Например, в 1880 году была вместе со своими братьями и сестрой на церемонии открытия великолепного памятника поэту, созданного скульптором А. М. Опекушиным. Мария Александровна очень любила приходить к монументу отца. Поэт Николай Доризо упомянул об этом в стихотворении.



Она приходит каждый день сюда
И на Тверском бульваре неподвижно
Сидит по-старчески. И давние года
С ней пóдолгу беседуют чуть слышно.
Воспоминанья стареньким платком
Ей согревают зябнущие плечи.
Воспоминанья... Может, о Толстом,
Что молодость ее увековечил?
Увековечил каждый завиток
Ее волос пленительно-прекрасных...
Спешат рабфаковки в косынках красных,
Прохожие, им даже невдомек,
Что эта бабушка в поношенном платке
Толстовская блистательная Анна.
Она сюда приходит постоянно
С гвоздикой алой в сморщенной руке.
Дочь Пушкина. Любимица Мария.
- Как Машка? – в письмах он писал о ней.
Назначила Советская Россия
Одну из самых первых пенсий ей.
Она цветок положит на гранит.
Потом в сторонке сядет незаметно.
О чем она так долго, так заветно
С отцом великим молча говорит?
Во всей России знать лишь ей одной.
Ей, одинокой седенькой старухе,
Как были ласковы и горячи порой
Вот эти пушкинские бронзовые руки.
Она встает. Пора идти к себе
В квартиру, чтоб заснуть сегодня рано.
Уходит. Растворяется в толпе
Неторопливо, молча, безымянно.

Кстати, о пенсии. Тут всё сложилось печально. Уже упомянутая выше племянница Е. Н. Бибикова писала: «Она умерла в 1919 году в нищете, так как ее лишили пенсии, а вещей у нее не было для продажи; а вернули ей пенсию при большевиках, и первый взнос пошел на её похороны».
Похоронена Мария Александровна в Москве, на кладбище Донского монастыря.


Мария Пушкина-Гартунг и другие потомки А. С. Пушкина
Список литературы

Дети А. С. Пушкина // Начальная школа. – 2008. – № 6. – С. 1-2. О детях Александра Сергеевича Пушкина: Марии Пушкиной (в замужестве – Гартунг), Александре Пушкине, Григории Пушкине и Наталье Пушкиной.

Русаков, В. М. Потомки А. С. Пушкина / В. М. Русаков. – Ленинград : Лениздат, 1978. – 223 с.

Русаков, В. М. Рассказы о потомках А. С. Пушкина / В. М. Русаков. – Ленинград : Лениздат, 1982. – 368 с.

Русаков, В. М. Уважаемы за имя : рассказы о потомках А. С. Пушкина / В. М. Русаков. – Москва : Советская Россия, 1987. – 304 с.

Февчук, Л. П. Портреты и судьбы : из ленинградской Пушкинианы / Л. П. Февчук // CoolLib.net [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://coollib.net/b/216400/read

Некоторые фотографии взяты:
http://commons.wikimedia.org/wiki/Category:Maria_Aleksandrovna_Pushkina

 


 * * *
Подумай, разве в этом дело,
Что ты судьбы не одолела,
Не воплотилась до конца,
Иль будто и не воплотилась,
Звездой падучею скатилась,
Пропав без вести, без венца?
Не верь, что ты в служеньи щедром
Развеялась, как пыль под ветром.
Не пыль – цветочная пыльца!

Не зря, не даром все прошло.
Не зря, не даром ты сгорела,
Коль сердца твоего тепло
Чужую боль превозмогло,
Чужое сердце отогрело.
Вообрази – тебя уж нет,
Как бы и вовсе не бывало,
Но светится твой тайный след
В иных сердцах... Иль это мало –
В живых сердцах оставить свет?
1967

Это стихотворение написано поэтессой Марией ПетровЫх (26.03.1908-1.06.1979). Конечно, оно не посвящено дочери Пушкина.
Если уж упоминать о взглядах Марии Сергеевны как пушкиниста, то она разделяла ненависть многих к Наталье Николаевне Пушкиной, считая её недостойной женой первого поэта России и виновницей его гибели. Но обсуждение этой точки зрения мы в нашем сегодняшнем разговоре отставим в сторону.


И всё-таки приведённое стихотворение в какой-то степени можно отнести к старшей дочери Пушкина, да и, безусловно, к самому автору этого стихотворения.
Приходится с горечью признать, что Мария Сергеевна – современница многих великих русских поэтов ХХ века – осталась в тени их громких имён. Нет у неё такой армии поклонников, нет широкой известности и узнаваемости. Какая-то тайна вечно окутывает это имя.
Почему?

Поэт Давид Самойлов в статье «Наброски к портрету» вспоминал о том, как впервые увидел Петровых на одном официальном мероприятии: «…Напротив меня сидела хрупкая большеглазая женщина лет сорока, бледная и как будто отрешенная от всего происходящего. Впоследствии я узнал, как мучительны были для нее многословные чествования и официальные мероприятия. Она чувствовала себя здесь чужой.
Она была хороша, хотя почему-то трудно ее назвать красавицей. Во внешности ее была усталость, одухотворенность и тайна. Я попробовал с ней заговорить. Она ответила односложно.
Мне сказали, что это переводчица Мария Петровых. Больше о ней я тогда ничего не знал».

А ведь именно о ней Анна Ахматова с горечью говорила: «…Мария Петровых один из самых глубоких и сильных поэтов наших. Она читала вам свои стихи? Убедились?.. А ей всю жизнь твердили: вы не поэт. Она поверила. У нее теперь психоз: нигде не читать свои стихи и никому не давать печатать их. Даже когда предлагают, просят».
А. А. Ахматова и М. С. Петровых

То, что она практически никогда публично не читала своих стихов, подтверждается и другими свидетелями. Да и сама Мария Сергеевна признавала: «Я могу только так, из души в душу».

Начинаешь читать стихотворения Петровых и – да! – попадаешь в плен к её проникновенной Музе.

* * *
Говорят, от судьбы не уйдешь.
Ты над этим смеешься? Ну что ж,
Покажи мне, любимый, звезду,
По которой тебя не найду,
Покажи мне, любимый, пути,
На которых тебя не найти,
Покажи мне любимый коня,
Которым объедешь меня.

Родилась она на Ярославщине, в многодетной семье инженера-технолога.
«Детство мое! Кажется, ни у кого не было такого хорошего... До 9 лет — счастье».
Стихи начала писать рано. «В 6 лет я «сочинила» первое стихотворение (четверостишие), и это привело меня в неописуемый восторг».
А вскоре и помыслить уже не могла заниматься чем-то иным, кроме как поэтическим творчеством. 
Переехав в 1925 году в Москву, поступила на Высшие государственные литературные курсы. Представить только, что в то же самое время с ней учились такие люди, как, например, Арсений Тарковский и Юрий Домбровский. Мало того, в числе её друзей с 1933 года появились А. Ахматова и О. Мандельштам (кстати, он посвятил Марии стихотворение «Мастерица виноватых взоров», испытывая к ней сильные чувства).
Г. Чулков, М. Петровых,
А. Ахматова и О. Мандельштам. 1930-е гг.

В 1934 году Мария Сергеевна вышла замуж. Её избранником стал музыковед Виталий Головачёв. Так сложилось, что в 1937 году он был арестован и умер в лагере в 1942 году. У Петровых осталась дочь Арина и… поэзия. Однако её книги не выходили в свет.
В июле 1941 года, с началом Великой Отечественной войны, она уехала в г. Чистополь. Там находились и другие эвакуированные писатели. Однажды Б. Пастернак организовал вечер стихов Марии Петровых. После него многие, поражённые силой её поэзии, настоятельно советовали опубликовать книгу. Она решилась на это и подготовила рукопись первого сборника, но издательство «Советский писатель» не стало его печатать. Критики аргументировали это тем, что такая поэзия необходима «только двум и очень узким категориям читателей. Во-первых, «интеллигентным», одиноким, замкнутым в себя людям (преимущественно женщинам), во-вторых, любителям мастерства и формы как таковых».
Больше Петровых подобных попыток не предпринимала.
«Я не носила стихи по редакциям. Было без слов понятно, что они «не в том ключе»... Важно было одно: писать их».
Единственный прижизненный поэтический сборник «Дальнее дерево» вышел лишь в конце 1960-ых в Армении. Да и после смерти Марии Сергеевны малыми тиражами появились лишь ещё несколько: в 1983 году – сборник «Предназначенье», в 1986-ом – «Черта горизонта» и в 1991 году – «Избранное. Стихи. Переводы. Из письменного стола» и «Костёр в ночи : стихи и переводы».

Кстати, о переводах. В 1934 году поэт и переводчик Георгий Шенгели привлек ее к этой работе, блестяще ей освоенной и ставшей в трудные времена спасением.

К сожалению, для многих читателей творчество Марии Петровых до сих пор неизвестно.

Моё знакомство с её именем и поэзией произошло благодаря великолепной актрисе Светлане Крючковой. На своих поэтических вечерах она читала (и читает) стихотворения Марии Сергеевны Петровых так, как может лишь настоящий мастер, как истинная женщина.



Арсений Тарковский, пытаясь открыть тайну поэтического творчества своей однокурсницы, писал: «Мария Петровых в ранней юности, никому не подражая, заговорила вполне "взрослыми" стихами. Глубина замысла и способность к особому словосочетанию делают её стихи ярким явлением в нашей поэзии. Слова в стихах Марии Петровых светятся, загораясь одно от другого, соседнего. Тайна поэзии Марии Петровых – тайна сильной мысли и обогащённого слова».



Знаю, что ко мне ты не придёшь
Знаю, что ко мне ты не придёшь,
Но поверь, не о тебе горюю:
От другого горя невтерпёж,
И о нём с тобою говорю я.

Милый, ты передо мной в долгу.
Вспомни, что осталось за тобою.
Ты мне должен – должен! – я не лгу –
Воздух, солнце, небо голубое,

Шум лесной, речную тишину, –
Всё, что до тебя со мною было.
Возврати друзей, веселье, силу
И тогда уже – оставь одну.
1943


Что же это за игра такая?..
Что же это за игра такая?..
Нет уже ни слов, ни слез, ни сил...
Можно разлюбить – я понимаю,
но приди, скажи, что разлюбил.
Для чего же это полувзгляды?
Нежности внезапной не пойму.
Отвергая, обнимать не надо.
Разве не обидно самому?
Я всегда дивлюсь тебе как чуду.
Не найти такого средь людей.
Я до самой смерти не забуду
Беспощадной жалости твоей...
1949


* * *
Назначь мне свиданье
          на этом свете.
Назначь мне свиданье
          в двадцатом столетье.
Мне трудно дышать без твоей любви.
Вспомни меня, оглянись, позови!
Назначь мне свиданье
          в том городе южном,
Где ветры гоняли
          по взгорьям окружным,
Где море пленяло
          волной семицветной,
Где сердце не знало
          любви безответной.
Ты вспомни о первом свидании тайном,
Когда мы бродили вдвоем по окраинам,
Меж домиков тесных,
          по улочкам узким,
Где нам отвечали с акцентом нерусским.
Пейзажи и впрямь были бедны и жалки,
Но вспомни, что даже на мусорной свалке
Жестянки и склянки
          сверканьем алмазным,
Казалось, мечтали о чем-то прекрасном.
Тропинка все выше кружила над бездной...
Ты помнишь ли тот поцелуй
поднебесный?..
Числа я не знаю,
          но с этого дня
Ты светом и воздухом стал для меня.
Пусть годы умчатся в круженье обратном
И встретимся мы в переулке Гранатном...
Назначь мне свиданье у нас на земле,
В твоем потаенном сердечном тепле.
Друг другу навстречу
          по-прежнему выйдем,
Пока еще слышим,
Художник Юлия Бровко
Пока еще видим,
Пока еще дышим,
И я сквозь рыданья
Тебя заклинаю:
          назначь мне свиданье!
Назначь мне свиданье,
          хотя б на мгновенье,
На площади людной,
          под бурей осенней,
Мне трудно дышать, я молю о спасенье...
Хотя бы в последний мой смертный час
Назначь мне свиданье у синих глаз.
1953, Дубулты


Ты отнял у меня и свет и воздух…
Ты отнял у меня и свет и воздух,
И хочешь знать – где силы я беру,
Чтобы дышать, чтоб видеть небо в звездах,
Чтоб за работу браться поутру.
Ну что же, я тебе отвечу, милый:
Растоптанные заживо сердца
Отчаянье вдруг наполняет силой,
Отчаянье без края, без конца.
1958

 
Т. Доронина. Расставание
Я равна для тебя нулю…
Я равна для тебя нулю.
Что о том толковать, уж ладно.
Все равно я тебя люблю
Восхищенно и беспощадно,
И слоняюсь, как во хмелю.
По аллее неосвещенной,
И твержу, что тебя люблю
Беспощадно и восхищенно.
1959


Но только и было, что взгляд издалёка
Но только и было, что взгляд издалёка,
Горячий сияющий взгляд на ходу.
В тот день облака проплывали высоко
И астры цвели в подмосковном саду.
Послушай, в каком это было году?..
С тех пор повторяю: а помнишь, а знаешь?
И нечего ждать мне и всё-таки жду.
Я помню, я знаю, что ты вспоминаешь
И сад подмосковный, и взгляд на ходу.
1962


Художник Валерий Цукахин
Не взыщи, мои признанья грубы…
Не взыщи, мои признанья грубы,
Ведь они под стать моей судьбе.
У меня пересыхают губы
От одной лишь мысли о тебе.

Воздаю тебе посильной данью –
Жизнью, воплощенною в мольбе,
У меня заходится дыханье
От одной лишь мысли о тебе.

Не беда, что сад мой смяли грозы,
Что живу сама с собой в борьбе,
Но глаза мне застилают слезы
От одной лишь мысли о тебе.
1967




Мария Петровых
Список литературы

Петровых, М. Избранное : Стихотворения. Переводы : Из письменного стола / М. Петровых ; сост., подгот. текста А. Головачевой. – Москва : Художественная литература, 1991. – 383 с.

Петровых, М. Предназначение : стихи разных лет / М. Петровых. – Москва : Советский писатель, 1983. – 207 с.


Бельская, Л. Л. Два «Горизонта» / Л. Л. Бельская // Русская речь. – 2005. – № 5. – С. 30-32.
О стихотворениях "Горизонт" Михаила Светлова и "Черта горизонта" Марии Петровых.

* Богданова, Т. В. Ритмико-метрическая система лирики М. Петровых / Т. В. Богданова // Известия Смоленского государственного университета. – 2009. – Т. 4. – С. 34-45.

Гулова, И. А. «... Если говорить без фальши...» : (традиционная образность в поэзии М. С. Петровых) / И. А. Гулова // Русский язык в школе. – 2008. – № 3. – С. 52-56.
О семантико-стилистических возможностях слова-образа "ветер" в лирике русской поэтессы ХХ века.

Гулова, И. А. «За совесть, не за страх...» : (о поэтике М. С. Петровых) / И. А. Гулова // Русский язык в школе. – 2004. – № 3. – С. 85-89.
О стихотворении М. Петровых "По мне лишь так: когда беда настанет...", использованных языковых средствах и приемах их организации.

* Ермакова, А. Н. Поэтические системы А. А. Ахматовой и М. С. Петровых как фракталы единого семиотического пространства / А. Н. Ермакова // Вестник Алтайской государственной педагогической академии. – 2011. – № 6. – С. 13-22.

* Кастарнова, А. С. Мария Петровых в Чистополе / А. С. Кастарнова // Вестник Российского государственного гуманитарного университета. – 2010. – № 11. – С. 166-178.
Основная цель статьи – реконструкция чистопольского периода жизни и творчества М. С. Петровых. Материалом служат документальные, мемуарные и эпистолярные свидетельства, публикации в периодике, переводы и оригинальные стихи поэтессы военного времени. В результате делаются выводы о том, чем обернулась для Петровых эвакуация в Чистополь.

Копелиович, М. Объяснение в любви : заметки о поэзии Марии Петровых / М. Копелиович // Знамя. – 2008. – № 10. – С. 198-207.
В статье представлен анализ творчества поэтессы Марии Петровых.

Крючков, П. Звучащая литература. CD-обозрение Павла Крючкова / П. Крючков // Новый мир. – 2006. – № 2. – С. 200-205.
О жизни и творчестве Лидии Чуковской и Марии Петровых.

Летина, Н. Н. В контексте комплекса столичности : (судьбы Каролины Павловой и Марии Петровых) / Н. Н. Летина // Философские науки. – 2007. – № 1. – С. 130-138.
Столичность и провинциальность в творчестве "ярославских поэтесс" Каролины Карловны Павловой и Марии Сергеевны Петровых: историко-культурный контекст, а также личностный и гендерный аспекты.

* Потапова, А. С. Малоизвестные страницы литературного процесса 20-х годов ХХ века / А. С. Потапова // Вестник Центра международного образования Московского государственного университета. Филология. Культурология. Педагогика. Методика. – 2010. – Т. 1. – С. 80-84.
В статье рассказывается о «Квадриге» – литературном объединении, существовавшем в Москве в конце 20-х годов прошлого века. В центре внимания автора становление кружка, судьбы его членов, их эстетические принципы, а также взаимоотношения с поэтами старшего поколения.

Турков, А. Вспомни меня, оглянись, позови… : (М. Петровых) / А. Турков // Первое сентября. – 2004. – 10 янв. – С. 8.

Учамбрина, И. А. Урок-анализ стихотворения М. Петровых «Назначь мне свиданье...» : IX класс / И. А. Учамбрина // Литература в школе. – 2012. – № 4. – С. 32-33.

Яковлев, А. В. Высокая простота : (о семантике структуры стихотворения Марии Петровых «Не взыщи, мои признанья грубы…») / А. В. Яковлев // Русская литература. – 2000. – № 4. – С. 154-159.
_________________________ 

Примечание
* Источники можно найти в полнотекстовой базе данных e-Library.


И спасибо всем, кто дочитал до конца!

С уважением,
ваша Агния

Комментариев нет :

Отправить комментарий