воскресенье, 6 апреля 2014 г.

Последние романтики британского искусства

А вам нравятся работы художников-прерафаэлитов?
Романтичные, полные тайн картины, вызывающие желание их рассматривать, подмечать всё новые детали. Эти произведения не отпускают зрителя, завораживая своей красотой и необычностью. Представьте себе, такое их волшебное действие испытало великое множество людей.
Душа розы. 1908
Прерафаэлизм считают первым британским художественным течением, которому удалось достичь мировой славы. Возникло оно в Англии в середине XIX века. Именно тогда бурное развитие промышленности, капиталистических отношений всё более и более стало диктовать человечеству свою «бездушную механику».
«От нас ускользает поэзия мира – виной тому наши железные дороги, фабрики, шахты, шумные города, пароходы и бесконечные новшества, изобретаемые каждый день…» (Фредерик Стивенс, английский литературный критик, художник и искусствовед).

Касались эти тенденции и академического искусства, в частности, изобразительного. Однако некоторые художники не собирались безропотно сдаваться такому бесцеремонному наступлению индустриального «рая». Те, что по-прежнему оставались лириками и романтиками, создали «Братство прерафаэлитов».
Началось всё с того, что в 1848 году на выставке в Королевской академии художеств познакомились два молодых художника. Звали их Уильям Холмен Хант и Данте Габриэль Россетти. В следующем году к их секретному содружеству присоединился совсем юный живописец Джон Эверетт Миллес, а потом и множество других талантливых единомышленников.
Почему они назвали себя «прерафаэлитами»? Дело в том, что в творчестве ориентиром для них стали художники, предшествовавшие Рафаэлю. Именно в работах итальянских мастеров XV века им виделось торжество простоты, искренности, неподдельных глубоких чувств. И служить возрождению такого искусства они собирались самозабвенно. Даже выбранное в названии слово «братство» прозрачно намекало на то, что свои действия они сравнивали с миссией членов средневекового монашеского ордена. С почти религиозным пылом бились приверженцы этого течения за возвращение духовности, чистоты, любви.
Хрустальный шар. 1902
Прерафаэлиты искали новые пути в художественном творчестве, хотя и обращались к сюжетам прошлого: мифам, легендам, средневековой литературе и истории. Они всегда стремились к простоте и правде, потому часто в качестве моделей использовали своих родных и близких, а не какие-то отвлеченные образы.
Английский критик Джон Рёскин так сформулировал художественные цели прерафаэлитов:
«Легко управлять кистью и писать травы и растения с достаточной для глаза верностью; этого может добиться всякий после нескольких лет труда. Но (…) находить во всём, что кажется самым мелким, проявление вечного божественного новосозидания красоты и величия, показывать это немыслящим и незрящим таково назначение художника».
Наш сегодняшний герой (это его картины вы здесь видите) родился на полгода позже, чем Братство прерафаэлитов, а, повзрослев, подпал под влияние этих художников и стал одним из «рыцарей» красоты. В нынешнем году у него юбилей. Потому мы и поговорим немного и нём, и о некоторых мифических и литературных сюжетах, запечатленных в его чарующих картинах (а за свою жизнь он создал их в количестве, превышающем две сотни).


Биография сегодняшнего героя не будет долго занимать наше внимание, потому как захватывающими приключениями она насыщена не была. По крайней мере, в сохранившихся о нём материалах (а их очень мало) ничего такого не говорится.

Джон Уильям Уотерхаус.
Ок. 1886 г.
Фото: H.S. Mendelssohn
Джон Уильям Уотерхаус (6.04.1849 – 10.02.1917) – англичанин, родившийся в Риме. Поскольку родители Джона были художниками, мальчик частенько помогал отцу в студии, а потому и мучений с выбором профессии, когда пришло время, он не испытал.
В 1850-х годах семья Уотерхаусов вернулась в родную Англию, что не помешало будущему художнику всем сердцем любить Италию и неоднократно возвращаться туда и как путешественнику, и как живописцу (в сюжетах и образах на своих полотнах).
В 1870 г. юноша поступил в Королевскую академическую школу в Лондоне.
Если упоминать о личном, то известно, что 1883-й год ознаменовался женитьбой Джона Уильяма Уотерхауса на Эстер Кенуорти (Esther Kenworthy). Она также была художницей, так что роман можно назвать служебным. Брак оказался счастливым.
Эстер Кенуорти


Талант Уотерхауса со временем позволил ему вести безбедную жизнь и пользоваться большим авторитетом среди коллег и любителей живописи.
К сожалению, в последние годы ему пришлось бороться с тяжелым онкологическим заболеванием, но и тогда он не прекращал работать.






Художник всегда тяготел к изображению исторических и мифологических сюжетов. Например, известная его картина «Сон и его единокровный брат Смерть» (1874).


Сон и его единокровный брат Смерть. 1874

Или картина «Диоген» (1882), посвященная образу одного из самых необычных античных мыслителей. Даже те, кто не очень хорошо знаком с его философскими воззрениями, слышал, что Диоген жил в бочке. Если уж быть точными, то не в привычной для нас, а в пифосе – большущей глиняной амфоре, которая служила для хранения различных жидких и сыпучих продуктов (и на картине Уотерхауса это видно).
Диоген. 1882
Отражено в картине и то, что эксцентричный философ вызывал у окружающих не только интерес, но и насмешки, однако сам относился к праздным зевакам (здесь они женского рода) с презрением, игнорировал их.

Более явный поворот к темам, связанным с мировоззрением прерафаэлитов, произошел в творчестве Д. У. Уотерхауса с 1880-х годов.
Он увлеченно пишет образы прекрасных, сильных и таинственных дев и женщин.




Одним из первых в этом плане стала Леди из Шалотт (The Lady of Shalott)  героиня поэмы английского поэта Альфреда Теннисона «Волшебница Шалот» (на русский язык переведена К. Бальмонтом).
По обе стороны реки
Во ржи синеют васильки,
Поля безбрежно-далеки,
Ведут в зубчатый Камелот.
Мелькает тень и там и тут,
И вдаль прохожие идут,
Глядя, как лилии цветут
Вкруг острова Шалот.

On either side the river lie
Long fields of barley and of rye,
That clothe the wold and meet the sky;
And thro' the field the road runs by
           To many-tower'd Camelot;
And up and down the people go,
Gazing where the lilies blow
Round an island there below,
           The island of Shalott.

На этом острове в башне находится девушка по имени Элейн, на которой лежит проклятье:
Пред нею ткань горит, сквозя,
Она прядёт, рукой скользя,
Остановиться ей нельзя,
Чтоб глянуть вниз на Камелот.
Проклятье ждёт её тогда,
Грозит безвестная беда,
И вот она прядёт всегда,
Волшебница Шалот.

Леди из Шалотт
(смотрящая на Ланселота). 1894
Из всех «развлечений» у Элейн есть только волшебное зеркало, в котором отражается мир, и она воплощает появляющиеся в нём картины на своём гобелене.
Однажды она видит в зеркале рыцаря Ланселота, бросает прясть и выглядывает в окно:
Забыт станок, забыт узор,
В окно увидел жадный взор
Купавы, шлем, коня, простор,
Вдали зубчатый Камелот.
Порвалась ткань с игрой огня,
Разбилось зеркало, звеня,
«Беда! Проклятье ждёт меня!» —
Воскликнула Шалот.

Девушка, понимая, что проклятие приведено в действие, бежит из башни. На берегу она обнаруживает лодку, записывает на ней свое имя, плывет по реке и поёт печальную песню.
Мерцало платье белизной,
Как хлопья снега под луной,
Она плыла во тьме ночной,
И уплывала в Камелот.
И песню слышала волна,
И песня та была грустна,
В последний пела раз она,
Волшебница Шалот.

Леди из Шалотт. 1888

К Камелоту она доплывает уже мертвой, так и не успев найти свою любовь…
На самой ранней картине (1888) из трех, посвященных этой героине, Уотерхаус изображает Элейн в лодке с цепью в руке. Она сидит на том гобелене, который был для нее долгое время единственной жизненной целью. На полотне угадываются изображения рыцаря Ланцелота на коне и самой девушки. На носу лодки стоят свечи, две из которых уже не горят, рядом лежит распятие, символизирующее готовность героини пожертвовать жизнью ради своей любви. Скорбные эти атрибуты да грустное выражение лица поющей Элейн говорят зрителю о том, что героиня обречена на гибель.



Среди легендарных персонажей художника есть и такие, как Тристан и Изольда, – герои одного из лучших средневековых рыцарских романов XII века.

Королевич Тристан, скрываясь от злобной мачехи, приезжает в Корнуэльс, ко двору своего дяди, бездетного короля Марка, собирающегося сделать его своим преемником. Юный и бесстрашный Тристан совершает подвиг, убив в битве исполинского рыцаря Морольда, посланного по приказу ирландского короля взимать с Корнуэльса дань. Однако в бою Тристан тяжело ранен отравленным оружием великана. Он отдает себя в руки судьбе и пускается в плавание по морю в поисках того, кто мог бы его исцелить. Путь приводит молодого человека в Ирландию, где принцесса Изольда, племянница Морольда и искусная врачевательница, спасает ему жизнь, не зная, кто он такой.
Тристан и Изольда
с любовным эликсиром. 1916

События затем развиваются так: король Марк ищет себе невесту, и в этом качестве к нему едет прекрасная Изольда, сопровождаемая Тристаном. Но в пути они по ошибке выпивают любовный напиток, который тайно приготовила мать принцессы для того, чтобы любовь между дочерью и ее будущим мужем была  вовеки нерушима.
Перед нами на картине как раз та сцена на корабле.
Всё здесь наполнено символами. На лице Изольды видно отчаяние, она обеими руками сжимает бокал. Фигуры влюбленных будто бы разделяют и чаша, и бутылочка с зельем, стоящая на скамейке. Около Тристана лежат его шлем, меч и веревка. В верхнем левом углу видны очертания замка короля Марка. Этот замок и стоящий около Изольды стул, напоминающий трон, ясно говорят о судьбе, ожидающей красавицу, когда она приедет в Корнуэльс. Но Тристан уже шагнул навстречу любимой, словно преодолевая все препятствия, которые были между ними...

Героинями картин Уотерхауса стали и замечательные шекспировские женские образы.



Офелия. 1894
Например, Офелия – персонаж трагедии У. Шекспира «Гамлет». Дочь Полония, сестра Лаэрта, возлюбленная принца Гамлета. Принц убивает ее отца и девушка сходит с ума.
Джон Уортерхаус Офелию тоже изображал не однажды, запечатлевая в разные моменты ее трагической жизни (в 1889, 1894, 1910 гг.).
На картине 1894 года мы видим Офелию, уже сидящую около пруда. В трагедии не описаны эти ее последние минуты, поэтому художник подключает свою фантазию, и показывает ее зрителю грустной и прекрасной.




Офелия. 1910



"Вот розмарин, это для воспоминания; прошу вас, милый, помните; а вот троицын цвет, это для дум...
…Вот вам укроп, вот водосбор. Вот рута. Вот несколько стебельков для меня. Ее можно также звать богородицыной травой. В отличие от моей, носите свою как-нибудь по-другому. Вот ромашка. Я было хотела дать вам фиалок, но они все завяли, когда умер мой отец. Говорят, у него был легкий конец".
(У. Шекспир «Гамлет». Акт IV, сцена 5. Пер. М. Лозинского.)



Джульетта. 1898


Или «Джульетта» (1898) – всем известный персонаж трагедии «Ромео и Джульетта». Художник изобразил юную девушку, почти ребенка, с серьезным лицом и напряженным взглядом. Пространство вокруг нее слишком тесное, ограничивающее свободу, давящее. Рука Джульетты инстинктивным движением касается ладанки на груди, а мысли блуждают где-то далеко. Беззащитное и стойкое существо, которому предстоит вынести так много горя…



Много работ Уотерхауса посвящены сюжетам из мифологии. Кстати, один из них напрямую связан с упомянутым выше.


Фисба. 1909
Я имею в виду историю о Фисбе (Тисба) и ее возлюбленном вавилонском юноше Пираме.
Фисба и Пирам жили по соседству, но родители были почему-то настроены против их любви и категорически запрещали встречаться. К счастью, в стене, разделявшей дома, была щель, через которую влюбленные могли видеться и разговаривать под покровом ночи.
Как-то раз юноша и девушка решили встретиться вдали от дома и назначили свидание у могилы основателя ассирийского царства Нина. В нетерпении Фисба пришла раньше, но в условленном месте увидела страшную львицу с окровавленной мордой. Испуганная девушка убежала, в панике потеряв свое покрывало. Львица разорвала его и отправилась восвояси.
Появившегося чуть позже Пирама ждало ужасное зрелище: разорванное покрывало в следах крови и следы огромного зверя. Что мог подумать юноша? Не перенеся мысли о гибели любимой, он закололся своим мечом, а затем им же убила себя вернувшаяся на место свидания Фисба.
Нет повести печальнее на свете… Вот и У. Шекспир не смог ее забыть.

Или еще одна история.
«Аполлон и Дафна» (1908)
Златокудрый Аполлон – сын Зевса и богини Латоны (Лето), брат Артемиды. Это один из древнейших и почитаемых богов Греции. Он известен и как губитель, насылающий смерть и болезни, но вместе с тем и как бог солнца, света, врачеватель, покровитель путников и мореходов. И, разумеется, как покровитель искусства, поэзии и музыки.
Дафна – это нимфа, дочь речного бога Пенея.
Как-то раз Аполлон увидел юного бога любви Эрота с золотым луком и сказал ему, смеясь:
- На что тебе, дитя, такое грозное оружие? Предоставь-ка лучше мне посылать разящие золотые стрелы (…). Тебе ль равняться славой со мной, стреловержцем?
Обиженный бог Эрот ответил Аполлону:
- Стрелы твои, Феб-Аполлон, не знают промаха, всех разят они, но моя стрела поразит и тебя. (Н. А. Кун. Легенды и мифы Древней Греции)

Аполлон и Дафна. 1908
Сказал да и выпустил свою стрелу, вызывающую любовь, в сердце беспечно смеющегося бога, а другой стрелой, убивающей любовь, коварно пронзил сердце прекрасной Дафны.
Когда Аполлон встретил девушку, то полюбил ее, а она бросилась бежать от сребролукого Аполлона со всех ног.
На картине отражен момент, когда влюбленный Аполлон настигает преследуемую им Дафну. В следующую секунду Пеней, которого она молит о помощи, превращает дочь в лавровое дерево (греч. «дафна» – лавр).
«Кора покрыла ее нежное тело, волосы обратились в листву, а руки, поднятые к небу, – в ветви лавра. Долго стоял Аполлон перед лавром и наконец промолвил печально:
- Пусть же венок из твоей зелени украшает мою голову, пусть отныне украсишь ты своими листьями и мою кифару, и мой колчан. Пусть никогда не вянет, о лавр, твоя зелень! Стой же вечно зеленым!
А лавр тихо зашелестел в ответ Аполлону густыми ветвями и, как бы в знак согласия, склонил свою зеленую вершину» (Н. А. Кун. Легенды и мифы Древней Греции).

Так лавровая ветвь стала непременным атрибутом Аполлона, и появилась традиция украшать голову победителя лавровым венком.

Картина «Ясон и Медея» (1907) напоминает нам один из мифов об аргонавтах. Под предводительством храброго Ясона после долгих странствий и множества приключений они прибыли в Колхиду за золотым руном.
Тут опять настала пора вспомнить коварного Эрота, поскольку и без него тоже не обошлось. Дело в том, что получить золотое руно было крайне непросто, поэтому, как водится у древних греков, на подмогу героям иногда приходят боги. Гера и Афина попросили Афродиту «подстраховать» Ясона. Та позвала своего сына Эрота и поручила ему пронзить  своей чудесной стрелой сердце Медеи – дочери колхидского царя Эета. Божественный мальчуган моментально исполнил волю матери (тем более, что она пообещала ему одну замечательную игрушку за эту услугу).
Ясон и Медея. 1907
Медея сразу полюбила Ясона, лишь только увидев его. И, конечно, когда аргонавты обратились к ней за помощью, она не смогла отказать. Сначала волшебница сделала Ясона неуязвимым перед выполнением смертельно опасного задания царя (об этом тоже можно прочитать в книге Н. А. Куна). Но поскольку Эет и не собирался отдавать пришельцам драгоценное руно, а только искал надежные средства их погубить, Медея решилась на отчаянный шаг, перечащий воле отца. Она приняла участие в похищении руна.
«Ясон надел свои доспехи и пошел в священную рощу Ареса. Всё кругом было окутано тьмой, лишь в роще сверкало золотым блеском руно, висевшее на священном дереве. Когда Медея с Ясоном вошли в рощу, поднялся страшный дракон, извергая пламя. Призвала Медея могучего бога сна Гипноса. Страшные заклинания шепчет она и льет на землю волшебные зелья. Упал на землю дракон, поднимает он ослабевшую голову, но окропила его Медея снотворным зельем…»
На картине Д. У. Уотерхауса мы застаем Медею за приготовлением волшебного сонного зелья. На лице девушки отразилась целая гамма чувств: она и решительна, и сосредоточена, и в то же время нельзя не заметить, что нарушение дочернего долга дается ей нелегко.

Надеюсь, что наше небольшое путешествие вам понравилось и вызовет желание его продолжить, тем более что у Джона Уильяма Уотерхауса еще очень много картин, о которых мы сегодня не говорили.

В конце поста вас ждут списки литературы о творчестве прерафаэлитов и об изучении мифов в детском саду и школе.

И спасибо всем, кто дочитал до конца!

С уважением,
ваша Агния


Прерафаэлиты
Список литературы

Бородицкая, М. Прерафаэлиты: мозаика жанров : переводы с английского / М. Бородицкая // Иностранная литература. – 2013. – № 5. – С. 189.
Статья предваряет подборку воспоминаний, критических материалов, полемику, эссе, стихов и прозы прерафаэлитов, представителей одного из направлений в английской поэзии и живописи, которое образовалось с целью борьбы против условностей викторианской эпохи.

Диккенс, Ч. Старые лампы взамен новых : эссе / Ч. Диккенс ; пер. с англ. А. Круглова // Иностранная литература. – 2013. – № 5. – С. 206-211.
Эссе посвящено критическому анализу искусства прерафаэлитов.

Мелихов, А. М. Союз горшка и Аполлона / А. Мелихов // Нева. – 2010. – № 9. – С. 172-181.
Уильям Моррис всю жизнь служил красоте не как жрец, но как чернорабочий. Он сумел-таки украсить какие-то уголки мира уникальными изделиями прикладного искусства, но неизмеримо более пышно он украсил мир своей прекрасной судьбой. Ибо лучше всех миру служит тот, кто увеличивает в нас восхищение человеком.

Осипова, Л. Россетти / Л. Осипова // Семья и школа. – 2010. – № 10. – С. 40.
Краткая биография английского живописца и поэта. В изысканно-декоративных картинах на символические и литературные сюжеты прибегал к стилизации образов в духе итальянской живописи 15 века.

Рёскин, Дж. Художники-прерафаэлиты : письмо редактору «Таймс» / Джон Рёскин ; пер. с англ. В. Сергеевой // Иностранная литература. – 2013. – № 5. – С. 212-215.
Анализ картин художников-прерафаэлитов с точки зрения критики в адрес этого направления искусства. Рассматривая недостатки в их работах, автор, тем не менее, видит в прерафаэлитах основоположников новой художественной школы.

Россетти, У. М. Братство прерафаэлитов : эссе / У. М. Россетти ; пер. с англ. М. Фаликман // Иностранная литература. – 2013. – № 5. – С. 190-194.

Хант, У. Х. Прерафаэлизм и Братство прерафаэлитов : фрагменты книги / Уильям Холман Хант ; пер. с англ. С. Лихачёвой // Иностранная литература. – 2013. – № 5. – С. 195-205.
В работе автора, одного из членов Братства прерафаэлитов, рассмотрены основные эстетические принципы искусства прерафаэлитов.

О прерафаэлитах в полнотекстовой базе e-Library

Вернигорова, Е. С. Реализация преемственности в процессе развития искусства на примере живописи прерафаэлитов / Е. С. Вернигорова // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии. – 2014. – № 33-2. – С. 53-59.

Кирюхина, Е. М. Новое прочтение артуровской легенды в жанре «литературной картины» у художников-прерафаэлитов / Е. М. Кирюхина // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. – 2011. – № 5-1. – С. 324-330.

Кирюхина, Е. М. Повседневность Средневековья в творчестве художников-прерафаэлитов / Е. М. Кирюхина // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. – 2013. – № 5-1. – С. 383-390.

Королёва, Е. А. Литературно-художественные источники формирования экфрасиса в прерафаэлизме / Е. А. Королёва // Вестник Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова. – 2008. – Т. 14. № 2. – С. 214-218.

Новак, С. В. К вопросу о влиянии прерафаэлитов на творчество О. Уайльда (на примере романа «Портрет Дориана Грея») / С. В. Новак // Вестник Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого. – 2007. – № 41. – С. 65-67.

Токмачева, П. А. Образы итальянского кватроченто в творчестве Братства прерафаэлитов / П. А. Токмачева // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2013. – № 11-2 (37). – С. 179-183.

Чичкова, М. А. Проблемы современности в творчестве прерафаэлитов / М. А. Чичкова // Известия Саратовского университета. Новая серия. Сер.: История. Международные отношения. – 2010. – Вып. 2. – С. 20-24. Статья посвящена творчеству представителей английского искусства середины XIX в. Особое внимание уделяется их интересу к отображению острых социальных реалий, характерных для викторианского общества того времени.



Изучение мифов в детском саду и школе
Список литературы

Ашиков, В. Азбука мира : программа воспитания толерантности и основ культуры мира для детей старшего дошкольного возраста / В. Ашиков, С. Ашикова // Дошкольное воспитание. – 2006. – № 4. – С. 3-9. – Продолж. Начало: №№ 8-10, 12, 2003; №№ 1, 3, 5, 9, 10, 2004; №№ 1, 8, 10, 2005.

Бондаренко, Ю. Я. Религия и культура Древней Греции. Теогония : (мифы о происхождении богов) / Ю. Я. Бондаренко // Образование в современной школе. – 2009. – № 8. – С. 57-64 : табл.
Материалы по религии и культуре Древней Греции. Мифы о происхождении богов.

Бондаренко, Ю. Я. Религия и культура Древней Греции : теогония (мифы о происхождении богов) / Ю. Я. Бондаренко // Образование в современной школе. – 2005. – № 2. – С. 26-33.
Материалы к уроку истории о происхождении богов и становлении мира у древних греков.

Бондаренко, Ю. Я. Родина мифов – Древняя Греция / Ю. Я. Бондаренко // Образование в современной школе. – 2005. – № 1. – С. 34-46.
Материалы к уроку истории по Древней Греции.

Волович, А. Основы этикета и искусства общения : четвертая четверть. Искусство и нравственность (8 часов). Занятие 27. Нравственное содержание мифов Древней Греции / А. Волович // Воспитание школьников. – 2005. – № 3. – С. 21-23. – Продолж. Начало: №№ 1-10, 2004; №№ 1-2.
Методические рекомендации для проведения занятия по теме «Нравственное содержание мифов Древней Греции».

Гусейнаева, Л. А. Легенды и мифы Древней Греции : конспект урока литературного чтения во II классе / Л. А. Гусейнаева // Начальная школа. – 2003. – № 9. – С. 28-31.

Загайнова, Н. Мифология в играх: учим этику / Н. Загайнова // Воспитание школьников. – 2005. – № 7. – С. 26-28.
Рассматривается содержание программы по греческой мифологии – «Мифология в играх» для детей младшего школьного возраста.

Зурабова, К. История о Прометее, его брате Эпиметее и ящике Пандоры / К. Зурабова // Дошкольное воспитание. – 2004. – № 11. – С. 100-103.
Занятие с дошкольниками по ознакомлению с греческой мифологией.

Зурабова, К. Памятник, навсегда отобранный временем / К. Зурабова // Дошкольное воспитание. – 2006. – № 10. – С. 96-100.
Занятие со старшими дошкольниками по ознакомлению с греческой мифологией.

Зурабова, К. Спасибо Куну за наше счастливое детство! / К. Зурабова // Дошкольное воспитание. – 2004. – № 5. – С. 82-91.
Автор считает, что изучение античных мифов доступно дошкольникам. Истории про царя Мидаса, Персея и Медузу ничуть не мудренее традиционных детских сказок.

Иванов, Н. Н. «Кто идет вперед, того страх не берет» : (фольклорно-мифологические жанры на уроке) / Н. Н. Иванов // Начальная школа. – 2002. – № 3. – С. 29-37. – Библиогр.: 11 назв.
Об использовании сказок и былин на уроках в целях нравственного, познавательного и эстетического развития детей.

Мазниченко, М. Воспитательный потенциал мифа / М. Мазниченко // Воспитание школьников. – 2006. – № 2. – С. 24-27. – Продолж. следует.

Мазниченко, М. Воспитательный потенциал мифа / М. Мазниченко // Воспитание школьников. – 2006. – № 3. – С. 37-41. – Библиогр.: с. 41 (9 назв.). – Окончание. Начало: № 2.

Наговицын, А. Педагогический аспект мифа / А. Наговицын // Педагогика. – 2003. – № 8. – С. 106-108.
О включении мифологических сюжетов в педагогическую систему.

Соловей, Т. Г. Крылья Икара : изучение древнегреческого мифа. VI класс / Т. Г. Соловей // Литература в школе. – 2005. – № 10. – С. 42-45. – Библиогр.: с. 45 (5 назв.).
Материал для проведения урока литературы по древнегреческому мифу и Дедале и Икаре.

Соловецкая, М. Г. Геракл – любимый герой античности : урок по мифам о Геракле : VI класс / М. Г. Соловецкая // Уроки литературы. – 2012. – № 7. – С. 11-14 : ил.
Представлен конспект урока.

Талвинская, А. К. Олимпиада по мифологии «Время богов и героев» : (7-8 классы) / А. К. Талвинская // Образование в современной школе. – 2008. – № 3. – С. 35-39 .
Сценарий олимпиады.

Тихомирова, К. Что такое миф? / К. Тихомирова // Литература : журн. Изд. дома «Первое сент.». – 2013. – № 2. – С. 9-10.
Статья из неизданной пока учебной книги для 6 класса, входящей в серию "Мастерство читателя", предлагает учебный материал о мифах.

Тукбаева, Л. Л. Орфей мифов, былин, сказок и легенд разных народов / Л. Л. Тукбаева // Начальная школа. – 2011. – № 11. – С. 95-100. – Библиогр.: с. 100 (6 назв.).
Предлагается цикл интегрированных уроков (музыка и литературное чтение) для 4-го класса по теме «Орфей мифов, былин, сказок и легенд разных народов». При разработке уроков использовались материалы культурного наследия России и местных регионов, помогающие учителям воспитывать детей в поликультурном окружении.

Комментариев нет :

Отправить комментарий